история иссык-куль  Азия
история иссык-куль
 история иссык-куль
история иссык-куль
история иссык-куль
история иссык-куль
 / 
Иссык-куль/ история иссык-куль
Бишкек
Выбор отеля
 
страна
курорт
категория отеля
Отзывы по отелям
 
страна
курорт
категория отеля

история иссык-куль

 

Древнее время. Приысыккёлье заселяется древним человеком уже в эпоху нижнего палеолита. Археологами найдено около тысячи древних орудий в 3 км к Югу от г. Балыкчы (Саламат-Булак). Это свидетельствует о том, что Приысыккёлье было местом обитания древних охотников и рыболовов уже 140 тыс. лет тому назад. Их первобытное стадо заметно трансформировалось в более высшие организованные общества, объединение, аккумулирующее опыт человеческих индивидуумов в обращении с простыми орудиями труда и объединяющее их усилия в борьбе за выживание во времена оледенения. В мустьерскую эпоху палеолита древние люди научились изготовлять из камня остроконечники (около 100-40 тыс. лет тому назад), которые стали компонентом для сложного орудия труда из камня и деревянного копья или дротика. Остатки древнего стойбища людей данной эпохи найдены на правом берегу р. Тосор. Люди того времени уже принадлежали к "Homo Sapiens".

В эпоху верхнего палеолита (около 40-12 тыс. лет назад) произошла трансформация человеческого стада в материнскую родовую общину. В мезолите появляются кровнородственные племена. Их материальные следы - кремневые орудия - найдены в пещерах Сары-Жаза. Эпоха неолита (новокаменный век, 6-3 тыс. лет до н. э.) отмечена стоянками первобытных общин близ Чолпон-Аты, у р. Сары-Жаз, в пещере Ак-Чункур. Сохранились древнейшие в Кыргызстане наскальные рисунки людей, быков, козлов, змей, солярных знаков.

Древние племена.

В середине 2 тыс. - начале 1 тыс. до н. э. в Приысыккёлье обитали андроновские племена, относящиеся к культуре степной бронзы. Они вели скотоводческо-земледельческое хозяйство, широко пользовались металлическими (бронзовыми) орудиями труда. На северном берегу Ысык-Кёля найден сосуд - ранний памятник андроновцев (14-13 вв. до н. э.). Периоду поздней бронзы принадлежит могильник Кекилик-Сай (12-9 вв. до н. э.).

У андроновцев земледелие играло подсобную роль, скотоводство уже характеризовалось сезонными перекочевками. Зарождался классический тип кочевого скотоводства. Приысыккёлье - древний очаг металлообработки. В районе Сары-Жаза использовалось месторождение олова. В эпоху поздней бронзы у населения Приысыккёлья происходило обособление ремесла. Так, на правом берегу р. Каракол найдены 5 кинжалов (2 тыс. до н. э.), украшенных фигурами животных (голова барана, лошадь с густой гривой) и узорами, которые древние мастера явно делали для обмена. Истории неизвестно самоназвание ранних кочевых племен Приысыккёлья. В древнеперсидских источниках среднеазиатские кочевники именовались "саками", в древнегреческих - "скифами".

Племена Приысыккёлья никогда не были подвластны Ахеменидской державе. Условно их можно отнести к "сакам-тиграхауда" ("острошапочные саки"). Эпоха раннего железа, переход к кочевому хозяйству, резкий рост населения - период сложения раннеклассовых отношений. Военно-демократические традиции саков стали основой выделения царей-военачальников и кочевой знати в особую элиту общества. Сакские памятники в Приысыккёлье представлены могильниками, курганами, кладами, наскальными рисунками и т. д. Так, Тюпский клад (20 бронзовых предметов конской упряжи, выполненных в "зверином стиле") относится к 7-6 вв. до н. э. К последующему этапу - 5-3 вв. до н. э. относится могильник Туура-Суу в долине р. Тон. Здесь найдена диадема с золотыми бляшками. Костяная пластина с изображением волкообразного хищника, фигурка бегущего жейрана - свидетельства особых черт искусства приысыккёлских саков. Ысык-Кёлская котловина оставалась важным очагом металлургии. Раскопки ряда жертвенно-поминальных комплексов (Кырчынский, Чел-пекский, Каминский) дали много изделий (котлы, жертвенники, зеркала, браслеты и т. д.), свидетельствующих об овладении саками прекрасной техникой обработки ранних металлов и железа. Скульптуры бронзовых жертвенников, фигурки животных и иные изображения, в т. ч. наскальные, указывают, что обитатели Ысык-Кёля сакского времени поклонялись солнцу, огню, почитали тигра, волка, коня, быка. Возможно, топоним Жети-Огюз ("семь быков") восходит исторически не к этнониму огуз, как полагают некоторые лингвисты, а к священным быкам, зафиксированным в топонимия, легендах, наскальных и других изображениях.

Тюркские каганаты. Раннесредневековая политическая история Приысыккёлья связана с тюркскими каганатами, государствами, во главе которых стояли абсолютные монархи - "каганы" (хакан, более поздняя форма - "хан"). В 551 вождь тюрков Бумын принял титул кагана. Его наследники Кара-каган (552-553) и Мухан-каган (553-572) продолжили борьбу за освобождение тюркских племен от жуан-жуаней. При Мухан-кагане государство тюрков превратилось в огромную центрально-азиатскую державу. Если раньше термин "тюрк" означал лишь племенной союз на Алтае, то затем стал этнополитонимом, обозначающим все разноплеменное население кочевой державы, постепенно ассимилирующееся в среде тюркоязычных племен. Приысыккёлье находилось в западной части Великого тюркского каганата. В этой части государства от имени великого кагана правил брат Бумына Истеми-каган (552-575), приумноживший западные земли тюрков победоносными завоевательными походами. В эту эпоху северокитайские государства Северное Ци и Северное Чжоу платили дань тюркскому кагану. Новое государство стремилось контролировать торговые пути Централбной Азии, поэтому с 3апада их интересы сталкивались с интересами Сасанидского Ирана и Византийской империи. В 567-568 Истеми-каган вел антисасанидские переговоры с Византией. При нем тюрки достигли берегов Итиля (Волги), уничтожили эфталитов, у Джейхуна (Аму-Дарьи) сталкивались с войсками Ирана. После его смерти западным крылом каганата правил Тарду Боке-каган (576-587), признавший высшую власть Таспар-кагана, сидевшего на Орхоне (572-581). После смерти последнего начались внутридинастийные распри. К 587 Тарду Боке-каган завоевал восточный трон (587-603), однако лишился своих западных владений. Время 582-603 считается темным периодом в истории Тюркского каганата, раздираемого внутренними усобицами. С 603 каганат юридически разделен на Восточный (с центром на Орхоне) и Западный (с центром в г. Суйабе в Чуйской долине) каганаты. Основное население Западнотюркского каганата называлось "он ок будун" - <десятистрельный народ> и в свою очередь делилось на 2 союза. Каждый "ок" ("стрела") выставлял тюмен (10 тыс. воинов). "Стрела" была военно-территориальной административной единицей, а не кровнородственным племенным объединением. Приысыккёлье относилось к восточному союзу 5 "стрел" дулу, которыми правили 5 великих чоров. Западный союз, под названием "5 племен нушиби", управлялся 5 великим эркинами.

В конце первой трети 12 в. произошли важные политические события. После разгрома чжурчжэнями империи Великого Ляо монголоязычные кидани (кытаи, хитаи) во главе с Елюй Даши мигрировали с Северного Китая в Монголию и восстановили свою государственность (1124). Елюй Даши объявил себя "Гур-ханом" - великим ханом. В 1128 предпринят 1-й поход и в 30-е гг. 12 в. кидани завоевали ряд областей Восточно-караханидского каганата. Тюрки называли создателей государства Си Ляо - Западный Ляо - "кара кытай", поэтому их государство и называется Каракитайским. Его столицей стал г. Баласагун, по-тюрски "Куз-балык" (в 11 в. караханидские тюрки называли его Куз-Ордо, Куз-Улуш). Если другие уделы управлялись зависимым от гур-хана караханидскими беками, то Северный Кыргызстан, в т. ч. и Приысыккёлье, подчинялся непосредственно гур-хану. Кара китаи были буддистами, но вместе с ними мигрировали и другие центральноазиатские племена, поклонявшиеся тенгри, шаманистским божеством. В государстве были приверженцы ислама и несторианской ветви христианства. С существованием данных религий было связано и функционирование различных форм письменности. Кара-китаи привнесли в Приысыккёлье новые элементы восточной культуры.

Особым периодом в истории Приысыккёлья стало время монгольских завоеваний. В 13 в., когда Енисей, Саяно-Алтай и Притяньшанье были включены в единую империю монголов, многие кыргызские племена с Енисея попали в Притяньшанье, где с середины 9 в. обитали некоторые их группы. Первоначально, в 1208 на Тянь-Шань мигрировали найманы во главе с Кучлук-ханом, который женился на дочери Гур-хана и фактически узурпировал власть кара-китаев. При его владычестве (1211-1218) мусульмане Восточного Притяньшанья притеснялись, поэтому монголо-татары в 1218 были встречены как освободители. Кучлук был убит, Приысыккёлье попало под власть монгольских ханов, религиозно терпимых, но использующих людские и материальные ресурсы региона для продолжения захватнических войн. Эти войны стали бедствием для оседло-земледельческой культуры Приысыккёлья. Страна была отброшена назад на целые века. Разорены как земледельцы, так и ремесленники и скотоводы. Переселение монгольских и центральноазиатских тюркских племен круто изменило этническую ситуацию. Постепенно кыргызы выделялись как основной этноконсолидирующий элемент среди этнически пестрого населения Притяньшанья, хотя политические узы правления долгое время были в руках монголов, а затем их окыргызившихся потомков. После смерти Чынгыз-хана (1227) Приысыккёлье стало частью улуса (йурт) Чагатая (умер в 1242), второго сына основателя монгольской империи. Основная часть его улуса называлась Ил-Аларгу с центром в г. Алмалыке (в долине р. Или). В 1269 на курултае монгольских нойонов и ханов, у р. Талас Хайду-хан, внук Угедей-хана был объявлен единым ханом улусов Угедея и Чагатая. фактически Хайду-хан (умер в 1301) создал независимое от велико-монгольского хана государство в Средней Азии и Восточном Туркестане. После смерти Хайду-хана государством правил Чапар. Но к 1305 власть захватил Тува-хан, сын Барак-хана, потомка Чагатая. Последующие десятилетия связаны с междоусобицами Чагатаидов и Угедеидов и внутри этих династий. Перенос центра государства Чагатаидов из Тянь-Шаня в Мавераннахр (г. Карши) при Кебек-хане (1318-1326) подготовил почву для отторжения Тянь-Шаня от центральной власти. Эмиры (военачальники) Пу-ладчи и его брат Камар ад-Дин из тюркизированного монгольского племени дуглат (дуулат) в 40-х гг. 14 в. стали владыками обширной территории Притяньшанья, в т. ч. Приысыккёлья. Эти земли в исторической литературе названы "Моголистаном", т. е. страной, где правили отюреченные потомки монгольских завоевателей. Большинство кочевых племен Моголистана постепенно растворилось среди кыргызов, отчасти среди других соседствующих народов. Эмир Пуладчи с целью легитимизации власти в 1348 объявил ханом 18-летнего Тоглук-Тимура (1348-1363), а сам носил титул улусбеги, дающий ему право владычествовать в Манглай-Субе, главной области Моголистана. Севернее Манглай-Субе были владения Камар ад-Дина, включавшие и Приысыккёлье. В борьбе за престол Камар ад-Дин в 1365-66 убивает Илйас-ходжу, сына Тоглук-Тимура. В Моголистане начались междоусобицы. Великий полководец Тимур Хромой, эмир из племени барлас, прибравший к рукам власть в Мавераннахре, объявил ханом Чингизида Суйургатмыша и фактически создал свое государство, просуществовавшее около 140 лет (1370-1507). Он был главным врагом Камар ад-Дина, эмира Моголистана (1368-1390). В 1371 Тимур напал на Моголистан и дошел до Приысыккёлья. Главные силы моголов отступили в Или-Иртышское междуречье, а жители вели упорную партизанскую войну. Историк фасик ал-Хавафи (1375-1442) в своем труде перечисляет походы Тимура в "Страну джете", т.е. в Моголистан, совершенные в 1371, 1374-75, 1375-76, 1383-84, 1389-90. Это свидетельствует, что обитатели страны "джете" независимые, свободолюбивые номады не были окончательно побеждены. Целое поколение жителей Приысыккёлья тогда жило в условиях борьбы с завоевателями. Это оставило тяжелый след в социально-экономической жизни долины. Опустошались оседлые пункты. Более удобной стала абсолютно кочевая форма хозяйства. Вторая половина 14 в., видимо, была последним периодом сосуществования в среде кочевого и оседлого населения Приысыккёлья различных толков христианства и ислама. К 14 в. относятся памятники сирийского письма, оставленные в Приысыккёлье несторианцами. Согласно Каталонской карте 1375 на Ысык-Кёле находился также монастырь армянских братьев. Ислам, соперничавший с ними в 12 - середине 14 в., к концу 14 в. стал опять господствующей религией. Но следует отметить, что большинство кочевников формально считали себя мусульманами, поэтому и в последующих веках представители суфийских орденов продолжали пропагандировать среди них установления шариата. Упорное сопротивление жителей Моголистана завоевательным устремлениям Тимура чередовалось с вынужденным бегством их на Алтай. Эта миграция на Алтай зафиксирована в эпосе "Манас", но не в связи с Тимуром, а более поздними завоевателями - калмыками. Эпический топоним Алтай вполне соответствовал реальному Алтаю, куда временно переселились приысыккёльские и другие Тянь-Шаньские племена, подвластные могольским эмирам. Кочевники Притяньшанья, использовали любой удобный случай для возвращения к родным кочевьям. Известен поход внука Тимура Искендера в Восточный Тянь-Шань, после чего он послал Тимуру "ал-малыкских и хотанских красавиц и кыргызских и бешбалыкских чаровниц". Видимо, хотя Тимуриды называли население Моголистана термином "джете", а мусульманские историки - "моголами", по наименованию правящих эмиров, основное кочевое население Притяньшанья постепенно приняло общее самоназвание "кыргыз", оседлое же население Восточного Туркестана называлось по наименоваиню главных административно-хозяйственных центров. С именем выдающегося астронома, математика и гуманиста Улугбека, внука Тимура (1394-1449), правившего с 1409 Самаркандом, связано также его нашествие в 1424 в страну Моголистан. В Приысыккёлье он столкнулся с войсками Жахан-шаха, сына Камар ад-Дина. Хотя Улугбеку удалось вытеснить из Ысык-Кёля войска возвратившихся из Алтая местных кочевников, последние оставались независимыми от Тимуридов.

Этногенез Кыргызов. К последней трети 15 в. относится завершение сложения новой этнической общности притяньшанских кочевников под общим назв. <кыргыз>. Этот сложный, многоэтапный процесс не был ограниченным на терр. совр. Кыргызстана этническим компонентом кыргызов. В этногенезе совр. кыргызов приняли участие многие центрально-азиатские этносы и их осколки, включая восточноиранские, монголоязыч-ные, собственно тюркские и иные племена. Что касается гос-венности, в условиях к-рой завершилось сложение совр. кырг. народа, то она носила характер конфедерации (в конце 15 - нач. 16 в.) совместно с северомо-гольскими ханами Ахмедом, умершим ок. 1504 или 1505, и его сыном Султан-Халил-Султаном, <падишахом кыргызов>, предводители собственно кырг. происхождения отстаивали независимость своей терр., включавшей и Приысыккёлье. В укреплении независимости кыргызов от Шейбанидов или южномогольских ханов сыграл благоприятную роль и союз кырг. правителей с казахскими владетелями в 20-х гг. 16 в. Так, кашгарскому правителю моголов Абд ар-Рашид-хану (1533- 1560) довелось несколько раз сражаться в Приысыккёлье против объединенных казахо-кырг. сил. Приысыккёлье было одним из гл. плацдармов все более усиливавшихся собственно кырг. владетелей.

Одной из интересных проблем этногенеза кыргызов является идентификация моголов и кыргызов. Историк Мирза Мухаммед Хайдар писал, что моголы и кыргызы, в сущности, один народ. Как отмечает совр. исследователь О. К. Караев, если бы кыргызы появились на Тянь-Шане только в эпоху калмакских (ойратских) проникновении в Вост. Притяньшанье в 15 в., то они не успели бы ко времени Мухаммеда Хайдара стать мало отличающимися от могольских племен. Интересный фрагмент из труда Султан Мухаммада (16 в.) приводит иранист Т. Т. Машрапов: <Это (племя) кыргыз не входит ни в состав казахов, ни в состав узбеков, а является чагатайским племенем>. Здесь, очевидно, отмечается факт обитания кыргызов на Тянь-Шане еще со времени Чагатайского улуса 13 в. Другой историк Абу-л-Гази (17 в.) пишет: <могольские и другие племена, истощив свои пастбища и источники, пришли в йурт кыргызов, поселились там и стали называться кыргызами, сами же знают, из какого рода-племени они происходят>. Эти сведения мусульманских авторов средневековья свидетельствуют о постепенном слиянии моголов - потомков монгольских предводителей с притяньшанскими кыргызами. Но этот процесс шел в условиях борьбы собственно кырг. предводителей за политическую власть. Одной из таких ярких личностей был кырг. правитель Мухаммед-Кыргыз (нач. 16 в.). Первоначально он поддерживал могольского хана Султан Сайда в завоевании им Кашгара (1514), а когда попытался утвердить свою независимость, могольский хан осенью 1517 совершил поход против Мухаммед-Кыргыза. В сражении при Барсконе (древний Барскан) в Приысыккёлье войска Мухаммед-Кыргыза были разгромлены, а сам он заточен в тюрьму. Через 5 лет он был освобожден и вновь стал фактически независимым правителем Кыргызстана. Он предпринял первую попытку создания кыргызско-казахского союза против моголов Вост. Туркестана и Шей-банвдов Мавераннахра. Хотя Мухаммед-Кыргыз в 1524 г. был снова заточен в Кашгаре, но кырг. беки не перестали поддерживать союзнические отношения с казахским Тахир-ханом (Дайыр-хан). При могольском хане Абд ар-Рашиде (Абдырашит), сыне Султан Саид-хана (1533-1559-60), произошло несколько сражений в Приысыккёлье между моголами и Шейбанидскими узбеками, с одной стороны, и кыргы-зами и казахами - с др. Благодаря этому союзу кырг. бекам удавалось не раз отстоять независимость своих земель, включая и Приысыккёлье. Потомки же моголов сохранили исторический этноним в названии кыргызского племени монолдор, обитавшем в Нарыне и Кашгаре. В целом все эти политические достижения собственно кырг. беков конца 15-16 вв. сыграли благоприятную роль в признании общего этнонима <кыргыз> за тюркоязычным кочевым нас. Притяньшанья 13-16-х вв. не только самими кыргызами, но и их соседями, гос. образованиями Ср. Азии и Вост. Туркестана 16 в. Длительный процесс складывания кырг. народа нельзя ограничить каким-либо одним веком.

Приысыккёлские кыргызы в 16-18 вв. приняли участие в борьбе среднеазиатских и восточнотуркестанских народов против ойратских (калмакских) завоевателей. Особенно ожесточенные сражения между ними происходили после образования Жунгарского ханства, просуществовавшего с 30-х гг. 17 в. до 1757. Основатель ханства Батур-хунтайши (1635-1660) совершил военный поход вплоть до Ташкента (1643). Уже к сер. 17 в. в р-ных Вост. Притяньшанья, примыкающих к Ысык-Кёлской долине с В., кыргызы и казахи обитали совместно с ойратами. Балхский ученый Махмуд ибн Вали (17 в.) писал: <В некоторых степях и долинах Алмалыка обитают калмаки, а в некоторых (из них) временами поселяются племена кыргызов и казахов>. Сухие строки свидетельства отражают борьбу этих народов за пастбища Притяньшанья. В др. месте он пишет: <Климат Туркестана прохладный... В эти дни большая часть этой страны - место обитания кал-маков и кыргызов. У них признаки верования и мусульманства проявляются редко. Повседневным средством существования являются лошади и овцы, особенно конина и конское молоко, называемое кумыс, (также) шерсть и кожа этих животных.

Существование предводителей племен тоже от них. Ввиду большой занятости нападениями друг на друга и ограблениями, у них времени для других занятий не остается>. Так пишет Махмуд ибн Вали о состоянии войны между кыргызами и калмаками. В 17 в. не осталось и следа оседлой жизни в Приысыккёлье. Начало 18 в. было временем постоянного соперничества кыргызов и калмаков за овладение Ысык-Кёлской котловиной. Хотя часть притяньшанских кыргызов мигрировала на Ю. и 3., в Ысык-Кёлской долине все время обитали кыргызские племена. Капитан И. Унковский, посланный Петром I к калмакскому хун-тайжи Цэван-Рабдану, в янв. 1724 писал, что данный хун-тайжи <народом, имянуемый бурутами завладел, которые кочуют около озера имя-нуемого Тускель>. Далее он указывает и численность ысык-кёлских кыргызов: <А оных народов около 5000 кибиток находится, а войско их около 3000 доброго собраться может>. Спутник И. Унковского Григорий Путилов составил карту, анализируя к-рую, историк М- Б. Жамгерчинов полагает, что кал-макский хан завладел лишь вост. частью Ысык-Кёлской котловины, остальная же часть была во владении кыргызских предводителей, бывших в определенной зависимости от кал-маков.

На <карте Рената>, вывезенной из ставки хун-тайжи в 1733, Приысыккёлье оставалось в р-не непосредственного подчинения калмакам. С 40-х гг. 18 в. начался завершающий этап освободительной борьбы кыргызов Приысыккёлья. В 1748 кыргызами разгромлены войска Доржи зайсана. В продолжительной освободительной борьбе союзниками кыргызов были казахские и узбекские владетели. Острой была и борьба восточно-туркестанских народов против калмакского господства. В конце 50-х гг. 18 в. Жунгарское ханство стало объектом агрессии цинско-маньчжурских захватчиков. Цинские завоевания сопровождались страшным геноцидом против ойратов.

Лишь ок. 20% калмаков уцелели. Часть из них спаслась бегством в земли кыргызов, казахов и узбеков. В 1758 отряды цинско-маньчжурского генерала Чжао Хоя достигли земель при-ысыккёльских кыргызов. Целью их было не только преследование калмаков, но и покорение кыргызов. Однако экспедиции цинско-маньчжурских войск были отбиты и с конца 50-х 18 в. Приысьгккёлье опять стало одним из крупных р-нов независимых кьгргыз-ских племен Тянь-Шаня. В китайских источниках зафиксированы данные о посольстве Черикчи, представлявшем интересы племен сарыбагыш, саяк и бу-гу, к-рый в 1758 посетил Пекин. Хотя ему вручили носимые на шапке павлиньи перья и шарики, как знаки достоинства китайского чиновника, фактически его считали послом чужеземных <варваров>.

В Указе императора в связи с кырг. посольством проявились агрессорские тенденции цинских политиков: <Хотя (район Иссык-Куля) и является вашим прежним кочевьем, однако давно уже был захвачен джунгарами. Разве можно по-прежнему считать его вашей землей?> Однако, ставя это под сомнение, цинский двор не решился прямо отказаться признать за кыргызами р-н Ысьпс-Кёля. Более того, чтобы заручиться лояльностью приысык-кёлских кыргызов, им пообещали <отдать> сопредельные с их кочевьями участки. Тем самым было продемонстрировано, что даже освобожденные кыргызами от калмаков земли должны принадлежать <наследнику> калмакских хун-тайжи - Ци некому двору. Однако этот дипломатический демарш никак не сказался на жизни кыргызов Ысык-Кёля. Восточноысык-кёлские роды свободно пользовались летними пастбищами Текеса и Кар-кыры, унаследованными от предков. Цинские пограничные караулы были расставлены юж. стороны горных кряжей, отделивших Ысьпс-Кёл и Центр.

Тянь-Шань от Кашгара. Идее цинских властей расставить свои караулы в Приысьгккёлье никогда не суждено было сбыться. Во 2-й пол. 18 - нач. 19 в. Ысык-Кёлские кыргызы вели самостоятельную политику. На С.-В. долины кыргызы соприкасались с кочевьями казахов. На Ю. и Ю.-В. вели торговлю с городами Вост. Туркестана, куда продавали баранов и лошадей. Закупленные ими товары тщательно проверялись цинскими властями, чтобы за кордон не вывозились оружие и металлические изделия. В свою очередь Ысык-Кёлские кыргызы контролировали торговые маршруты с 3. и С. Ср. Азии в Вост. Туркестан через Ысык-Кёлскую котловину.

Этот торговый маршрут, освоенный российскими купцами мусульманского происхождения, все больше притягивал к себе интересы российских властей. Важно отметить, что мирное прохождение караванов и стабильность добрых отношений кыргызов Ысык-Кёля к российским мусульманским купцам нужны были в первую очередь этим торговцам татарского, башкирского, ногайского, а иногда и узбекского происхождения. В нач. 19 в. в Приысьгккёлье обитали в осн. племена бугу (ок. 11-12 тыс. юрт), саяки и сарыбагыши (более 2 тыс. юрт). В р-не Муз-Арта кочевала группа племен нойгут. Кыргызы, обитавшие в Вост.

Туркестане, поддерживали Ысык-Кёлских торговцев. Бугинцы, более всех связанные торговыми отношениями с восточнотуркестанскими городами, первыми из приысыккёлских кыргызов предприняли попытку установить дипломатические связи с российскими властями Сибири. Видимо, не последнюю роль здесь сыграли уговоры мусульманских купцов России, преследовавших цель использовать терр. Приысыккёлья для мирного прохождения караванов из России в Китай и обратно. Советы российских купцов отразились в оформлении писем - официальных документов бугинцев к российским властям в Сибири. Так, в 1813 российский торговый караван, возглавленный Миркубаном Ниязовым, побывал при возвращении из Вост. Туркестана в кочевьях бугинцев Приысыккёлья. В результате необходимой обработки бугинцы изъявили согласие написать официальное письмо с просьбой об установлении связей между бугинцами и российскими властями. Вместе с караваном Миркубана Ниязова первые послы племени бугу Качыбек сын Шералы-бия, Жакьшбек-бий и еще двое покинули родину 21 нояб. 1813. 5 янв. 1814 они достигли
Семипалатинской крепости, затем в Тобольске вели переговоры с генерал-губернатором Сибири.

Это посольство впоследствии сыграло благоприятную роль для дальнейшего развития русско-бугин-ских связей. Послы с наградами вернулись в 1815. Как писал акад. В. В. Бар-тольд, казанский татарин Файзулла Сейфуллин, приказчик Семипалатинского купца С. Попова, ишимский мещанин Б. А. Пеленков и теленгут Усунбай Нукуров в нач. 20-х гг. 19 в. <уговорили баев трех родов (желден, арык-тукум и белек) племени бугу признать себя русс. подданными и отправить с этой целью депутацию>. Политическая раздробленность северо-кырг. об-ва в первой четверти 19 в. позволяла бугинцам направить своих послов в Россию.

Но они отнюдь не были склонны терять свою независимость, ради к-рой искали покровительства, обещая взамен этого гарантию мирного прохождения российских караванов через свои земли. Более весомым итогом завершилось посольство бугинцев в 1824 в г. Омск. Депутация в составе Алымбека из рода желден, Алгазы из рода белек и Акымбека из рода арык вела переговоры с генерал-губернатором Зап. Сибири. На обратном пути их сопровождал рус. отряд в 50 чел. под командой хорунжего, Нюхалова. Отряд Нюхалова прибыл на Ысык-Кёл в тот момент, когда сюда прибыли посланники кокандского Му-хаммед-Али хана (Мадали хана 1822- 1842), завоевателя всех северокырг. земель, с требованием подчинения кыргызов Ысык-Кёля Кокандскому ханству.

Как свидетельствует Фаддей Зибберштейн, военный лекарь, сопровождавший отряд Нюхалова, Ысык-Кёлские кыргызы, а именно бугинские бии Олжобай и Жаталак, отвергли требования кокандцев, при этом сыграло роль и <благоприятное внушение хорунжего Нюхалова о той сильной защите, какую приобретут они от могущества российского покровительства>. Однако племя бугу фактически оставалось независимым от России. Сложные внешнеполитические условия не позволяли Российской империи распространить прямое господство на Тянь-Шань. В нач. 30-х гг. 19 в. Ысык-Кёлские кыргызы были завоеваны Кокандским ханством. В Барсконе, Конур-Олёне, Караколе и в др. местностях были построены крепости кокандцев, к-рые стали оплотом ханских сборщиков налогов на местах. Все же нельзя полностью отрицать важную историч. значимость присоединения земель приысыккёльских кыргызов к Кокандскому ханству.

Объединение Центр. Тянь-Шаня и Иссык-Куля с Кокандским ханством открыло возможности для мирной колонизации Сев. Кыргызстана выходцами Ферганской долины и дальнейшего восстановления оседлого образа жизни и садоводства среди кочевников. Но еще до кокандцев в Ысык-Кёле сеяли пшеницу, ячмень, просо и горох. Расширились культурные взаимоотношения и хозяйств, связи Ысык-Кёлских кыргызов с оседло-земледельческими р-нами ханства. Участились приезды из Ташкента и Оша мулл-просветителей-При Кокандском дворе активная политическая роль принадлежала и предводителям юж. кыргызов. Однако сев. кыргызские бии и манапы не захотели полностью терять власть. Известна попытка сарыбагышского ма-напа Ормона Ниязбек уулу (1791-92- 1854) объявить себя ханом сев. кыргызов.

Это произошло в нач. 40-х гг. в местности Кьгзыл-Токой вблизи Кётмалды (ок. совр. г. Балыкчы на 3. Приысыккёлья), где собрались предводители сарыбагышей, солто, саяк и бугинцев. Хотя его ханскую власть кырг. племена, кроме собственно сарыбагышей, признавали символически, но он имел свои установления (<Ормон окуу> - <Ормоновы наставления>), знамена советника (Жан-тай-хан, предводитель кеминских сарыбагышей) и военачальника (манап кочкорских сарыбагышей Тёрёгелди-баатыр). Амбиции предводителей племени бугу не уступали устремлениям Ормон-хана. Они не захотели подчиняться ни сарыбагышскому мана-пу, ни кокандским наместникам и восстали в 1843, выгнали кокандцев из укреплении Каракол, Барскон и Конур-Олен.

Эти настроения бугинцев искусно использовались российскими властями. Еще в 1825 западносибирский генерал-губернатор послал письмо к бугинцам, где писал, что <Россия принимает их под свое покровительство, предлагает могущество свое им на защиту, но взаимно со своей стороны требует, чтобы они примирились в своих распрях и чтобы препровождали купеческие наши караваны... и охраняли (их) от притеснений и грабителей>. В интересах российских купцов были не прококандская ориентация и не стремление к самостоятельности кыргызских биев. Как верно отметил историк Анварбек Хасанов, <русские торговцы... были заинтересованы в переходе киргизов в русское подданство, так как это могло обеспечить их безопасность>. И действительно, в 1844 бугинский манап Боромбай Бекмурат уулу обращается к рус. властям в Аягузе с прошением, где недвусмысленно констатируется: <Находящиеся с давних лет в нашей волости по торговым делам из татар Тархан Файзула Ногаев и казанский Мухаммед Галим Тагиров убедили нас перейти в русское подданство>.

Восстания ысык-кёлских кыргызов в 40-х гг. 19 в. сыграли важную роль в активизации борьбы кырг. племен за освобождение от Кокандского владычества- После этих событий разрушенные кокандские укрепления не восстанавливались. Однако нельзя утверждать, что Приысыккёлье окончательно вышло из повиновения Коканду. Крупное антироссийское движение казахов Сары-Арки под предводительством Султана Кенесары Касым уулу на заключит, этапе вылилось в завоевательный поход против чуйских кыргызов (1847). Часть ысык-кёлских кыргызов приняла участие в разгроме Кенесары, где особо отличился полководческим талантом Ормон-хан. Это насторожило Бором-бая, к-рый, с одной стороны, получил от китайских властей Синьцзяна шарик высшего достоинства в качестве подарка, с другой - направил в 1848 очередное письмо генерал-губернатору Зап. Сибири с просьбой принять бугинцев в подданство России.

Так он стремился иметь поддержку своей антикокандской и антиормоновской политической линии, отнюдь не предполагая, что китайское или российское владычества могли полностью ликвидировать его самостоятельность. В 1853 к бугинцам опять был направлен тайный российский агент Файзулла Ногаев. Как было отмечено в письме генерал-губернатора Зап. Сибири Гасфорда тайному советнику МИД Сенявину от 9 марта 1855, миссия Ф. Ногаева способствовала подготовке и проведению мероприятия, связанного со склонением племени бугу к принятию российского подданства. В 1854 между Ормон-ханом и Боромбаем вспыхнул конфликт.

Поводом для начала межплеменной распри послужила большая игра в <ордо> (командная игра в кости) на берегу Иссык-Куля в айыле Ормон-хана. По преданиям, знаменитый философ-назидатель Калыгул Бай уулу (1785-1855) безуспешно попытался приостановить <игру с огнем>. Победили в игре игроки бугинцев и увезли всю премию. В следующем круге победили саяки манапа Алыбека. Боясь наказания Ормон-хана, Алыбек со своим айылом перекочевал к бугинцам. Разгневанный Ормон-хан отправил своих жигитов на барымту. Тем же ответили бугинцы. Затем мелкие стычки переросли в братоубийственную войну. В июле 1854 Ормон-хан сам возглавил карательный поход против бугинцев и перешедших к ним саяков. На берегу р. Шаты на С.-В. Приысыккёлья Ормон-хан попал в плен смертельно раненым. Его смерть в плену у бугинцев стала причиной еще более ожесточенной битвы между двумя крупными кырг. племенами. Ряд бугинских родов спасся бегством в Текес и Кунес, в пределы Китая.

Как свидетельствует Семенов-Тян-Шан-ский, тщетно пытался Боромбай получить поддержку у китайцев. Видимо, не до конца доверял Боромбай советам Ф. Ногаева. Только тогда, когда стало ясно, что китайцы его не поддержат, он вынужден был еще раз обратиться к российским властям. 17 янв. 1855 в Омске представители племени бугу во гдаве с Качыбеком Шералы уулу были приведены к присяге на подданство Российской империи. За это генерал-губернатор Сибири ходатайствовал перед высшими властями о поощрении Файзуллы Ногаева <Всемилостивейшим награждением Золотою медалью для ношения на шее на Анненковской ленте>. Боромбай же, фактически являющийся общим предводителем - <чон ма-напом>, формально был назначен <старшим манапом> бугинцев и пожалован военным чином подполковника.

Хотя с ведома основных предводителей племени бугу их посланники присягнули России, но до нач. 60-х гг. 19 в. фактически абсолютное большинство нас. Ысык-Кёля не было зависимым от российских властей. В мае-июне 1856 Приысыккёлье посетил великий казахский ученый Ч. Валиханов, к-рый в составе военно-научной экспедиции полковника М. М. Хоментовского принял участие в комплексном научном исследовании флоры, фауны, историч. памятников Ысык-Кёля, интересовался генеалогич. преданиями, этнографией, жизнью и бытом кыргызских племен. Благодаря ему впервые русские ученые-ориенталисты ознакомились с отрывками эпоса <Манас> (тризна в честь Кёкётёй-хана). И ему же принадлежит оценка эпоса как энциклопедии и степной Илиады.

К сожалению, нам неизвестно имя сказителя <Манаса>, с к-рым встретился Ч. Валиханов. Одной из важных задач экспедиции М. М. Хоментовского было ознакомление с политич. ситуацией в Приысыккёлье, что было решено весьма успешно благодаря Ч. Ва-лиханову. Он оставил бесценные сведения о межплеменной розни бугинцев и сарыбагышей, имеющих единого предка - Кылжыра. <Первое междоусобие и вражда сарыбагыщей с бугу начались при Белеке (из бугу) и Булате (сарыбагыш)>,- пишет он. Ч. Валиханов, будучи российским офицером, не только фиксирует, какие притеснения допускают в Приысыккёлье кокандские кошбеги, но и явно симпатизирует колонизаторским устремлениям России: <Семиреченский край не будет до тех пор спокоен, пока этот притон фатализма (т. е. Биш-кекская крепость кокандцев. - Авторы.) не будет занят нашими войсками, тогда мы будем среди кочевников, на рубеже владений самого Кокана...> - пишет он. Рус. рекогносцировочный отряд Хоментовского должен был построить укрепления на берегу оз. Ысык-Кёл, но этому противодействовал бугинский манап Боромбай, прежде настаивавший на необходимость прибытия русского отряда. В донесении генерал-губернатору Гасфорду Хоментовский писал: <Ясно, что он опасается нас, и в укреплении видит уже первый шаг водворения русских на озере... Я успокоил его на этот счет, сказав, что мы пришли собственно по его просьбе- А укрепление если он не желает, строить не будем>. Не все бугинские бии приняли подданство России.

Двойственная позиция Боромбая связана была и с давлением биев антироссийской ориентации. В июне 1856 бугинцы совершили нападение на почту, к-рую отправил Хоментовский к небольшому отряду, рекогносирующе-му зап. побережье Ысык-Кёля под начальством хорунжего Жеребьятьева. Другое нападение бугинцев было совершено в этом же месяце против рекогносцировочного отряда урядника Сомова. Одним из влиятельных людей племени бугу, не согласных с присоединением их земель к России, был Бал-бай-баатыр Эшкожо уулу, поддерживаемый такими видными биями, как Мураталы, Тилекмат, Чон Карач. Бытовавшее в сов. историографии мнение, что уже с 1855 бугинцы были подвластны российским колониальным властям, фактически не соответствовало действительности. <...Нет особенного повода оставаться с отрядом на Иссык-Куле, занятие коего укрепленным постом преждевременно и в настоящих обстоятельствах бесполезно и не должно быть исполнено>,- писал в июне 1856 генерал-губернатор Гасфорд.

Сарыбагыши и саяки оставались в подчинении кокандцев. Чтобы сдержать антикокандские выступления сарыбагышей, Уметалы Ормон уулу и Тёрёгелди-баатыр были задержаны кокандцами в крепости Мерке. В авг. 1856 отряд Хоментовского направляется с карательной целью против сарыбагышей Кеминской долины за их набеги на казахов вблизи Алматы. Им захвачено до 2 тыс. лошадей, ок. 1 тыс. рогатого скота и до 3 тыс. баранов. Однако русский отряд был настигнут и разгромлен, а скот отбит. В сент. 1856 ученый и путешественник П. П. Се-менов-Тян-Шанский впервые прибыл на Ысык-Кёл и обследовал вост. часть оз.; затем организовал еще одну экспедицию в сопровождении отряда из 90 чел. 25 севт. отряд достиг Ысык-Кёля с 3., через Чуйскую долину и Боомское ущелье.

Для европейской географич. науки впервые им было установлено, что р. Чуй не является истоком оз. Ысык-Кёл. Если карательная экспедиция Хоментовского охладила отношение кеминских сарыбагышей к рус., то встреча П. П. Семенова-Тян-Шанского, прогрессивного ученого того времени, с кеминскими и ысык-кёлско-коч-корскими сарыбагышами в зап. оконечности Ысык-Кёля стала фактором улучшения отношений рус. властей с сарыбагышами. В конце 1856 из Заилийского края был создан Алатав-ский округ, к-рый стал плацдармом для дальнейшего продвижения на земли сев. кыргызов. В 1857 с новой силой началась борьба сарыбагышей и бугинцев.

В конце мая - июне 1857 П. П. Се-менов-Тян-Шанский еще раз совершил путешествие на Ысык-Кёл и далее - на Тянь-Шань. Отряд, сопровождавший его, имел цель укрепить положение бугинцев - <подданных России>. Путешественник стал очевидцем следов жестокой расправы сарыбагышей над отколовшимися от Боромбая бугин-скими родами кьщык и желден. Попытки ученого примирить <своего тамыра> Уметалы с Боромбаем не увенчались успехом.

Еще в 1858-61 кокандские сборщики налогов продолжали домогаться уплаты эекета от приысыккёлских кыргызов, включая и бугиндев. Смерть Боромбая Бекмурат уулу (май 1858) осложнила ситуацию. Среди бугинцев к власти стремились и сторонники антироссийского направления. Агент Файзулла Ногаев, живший среди бугинцев, своевременно сообщал колониальным властям Верного о событиях в долине. Ч. Валиханов, поручик и одновременно действующий член Русского географического общества с 1857, в июле 1858 был направлен в Кашгар с разведывательной целью под видом купца Алимбая в составе каравана купца из Ташкента Мусабая, и вернулся Верный в апр. 1859.

До экспедиции в Кашгар и на обратном пути он посетил ысык-кёлских кыргызов. <Бугинцы,- пишет он,- хотя русские подданные, но все-таки не пренебрегают ни кокандцами, ни китайцами>. Как справедливо 'замечает академик Б. Жамгерчинов, не имея реальной поддержки со стороны рус. властей, находясь под угрозой карательных акций кокандцев и сарыбагышей, бугинцы занимали двойственное положение (в 1857 в г. Кулжу был отправлен известный бугинский посол Тилекмат Жылкыайдар уулу с просьбой о помощи, но миссия тогда завершилась безуспешно). Летом 1858 бугинцам удалось получить поддержку со стороны рус. властей и казахов племени албан. С помощью отряда есаула Варагушева и казахов бугинцы в местности Кёк-Дёбё разгромили отряд сарыбагышей, и их предводитель Тёрё-гелди раненый попал в плен. По преданиям, Балбай-баатыр 3 раза сломал его ногу в зажившем месте.

Но все же Балбай-баатыр Эшкожо уулу не склонен был признать власть России. Ему было легче отпустить своего врага Тёрё-гелди-баатыра, нежели быть зависимым. Антироссийской направленности придерживались и бугйнские манапы Мураталы, Тилекмат и Чонкарач.

Из переписки кокандского коменданта Бишкека Атабек-датхи с начальником Алатавского округа Колпа-ковским (1860) следует, что обе стороны кокандцы и русские считали бугинцев своими подданными. В февр. 1860 из Верного был выслан казачий отряд сотников Жеребьятьева, с 3. должен был подойти еще один отряд. Координацией их действий занимался капитан генштаба Венюков. Присутствие русских отрядов подтолкнуло бугинцев и сарыбагышей к примирению. Пленный манап Тёрёгелди был освобождён самими же бугинцами. Весной 1860 на юж. побережье Исык-Кёля, в местности Кызыл-Суу кокандцы стали готовиться к строительству укрепления, и потребовали уплаты зекета от бугинцев.

Кокандцев поддерживала <партия> бугинского ма-напа Мураталы. Командир Сибирского корпуса дал особую инструкцию капитану Венюкову: <Если партия бугинского манапа Мурат-Али и Чон-Карача примет участие в действиях против нас, то истребить ее в устрашение прочим родам>. В мае 1860 кокандцы вынуждены были оставить свою крепость Жууку и отступить к укреплению на Куртке. На Ысык-Кёле не осталось кокандцев. В сер. мая на Ысык-Кёл прибыл сам начальник Алатавского округа Колпаковский.

issykkul.host.net.kg

история иссык-куль

история иссык-куль
Азербайджан
Армения
Афганистан
Бангладеш
Бахрейн
Бруней
Бутан
Вьетнам
Грузия
Израиль
Ирак
Иран
Иордания
Индия
Индонезия
Казахстан
Камбоджа
Катар
Кипр
Китай
Кувейт
Кыргызстан
Лаос
Ливан
Малайзия
Макао
Мальдивы
Монголия
Мьянма
Непал
ОАЭ
Оман
Пакистан
Россия
Саудовская Аравия
Сирия
Сингапур
Северная Корея
Тайвань
Таиланд
Таджикистан
Туркменистан
Турция
Узбекистан
Филиппины
Шри-Ланка
Южная Корея
Япония
история иссык-куль
 
история иссык-куль Rambler's Top100
О проекте |Карта |Карта отелей
(c) Void Limited Co, 2005
www.panasia.ru