партии азербайджана Азербайджан
партии азербайджана - югославский сценарий у поджножия кавказских гор
 партии азербайджана
партии азербайджана
партии азербайджана
партии азербайджана
 / 
Столица/ партии азербайджана
Выбор отеля
 
страна
курорт
категория отеля
Отзывы по отелям
 
страна
курорт
категория отеля

партии азербайджана

 

Югославский сценарий
у поджножия Кавказских гор?
А. Марек ПЕНДЗИВОЛ, Прага

В первую неделю ноября 2000 года Азербайжан избирал парламент. Всем было известно, что выборы будут сфальфисицированы. Тем не менее, никто не подозревал, что возможна такая массовая, примитивная и наглая фальсификация.
"Если вы завтра снова заявите об очередном шаге Азербайджана на пути к демократии, значит, и вы участвуете в этом обмане!" - кричит по сотовому Джалал мадам Рафаэлло из миссии Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе.
Стемнело, идет девятый час. Мы стоим во дворе одной из школ шестого избирательного округа Убиногинского района Баку. Здесь находится избирательная комиссия № 21. Вокруг полно народа. В основном это наблюдатели или члены комиссий от различных политических партий. В семь вечера, когда закончилось голосование, их вышвырнули с избирательного участка. А так как добровольно они не захотели покинуть помещение, им "помогла" в этом полиция.
Больше всех горячится один из доверенных лиц кандидата в депутаты Эльдара Сабироглю.
"Я член Партии Новый Азербайджан" (ПНА), заявляет он, (это партия президента Гейдара Алиева). "Председатель комиссии говорил, что у него приказ "сверху", что ни один наблюдатель не может оставаться внутри", объясняет нам. "Как представитель правящей партии, я заявляю, что выборы в 21 округе в этом районе не были демократическими".

Аннулирование подписей

Все началось за долго до выборов, еще при выдвижении кандидатов в депутаты. Азербайджанский парламент формируется из 25 депутатов, избираемых по партийным спискам по пропорциональному принципу, и ста депутатов, избираемых большинством голосов по одномандатным округам (отметим, что нынешние выборы не проходили в Нагорно-карабахском избирательном округе).
Для участия в выборах партиям было необходимо собрать не менее 50 тысяч подписей, а независимым кандидатам не менее двух тысяч. С этого момента начались проблемы. Поскольку Центральной избирательной комиссией была подвергнута сомнению значительная часть собранных подписей, то на этом основании было отказано в регистрации нескольким сотням независимых кандидатов в депутаты и нескольким партиям.
Нетрудно представить себе реакцию на действия властей. Однако, оказалось, что, например, одна из крупнейших оппозиционных партий Мусават была готова к такому повороту событий и сняла копии с представляемых списков. Благодаря чему стало возможным выяснить, какие из подписей были признаны недействительными, и попросить подписавшихся о подтверждении.
В результате оказанного общественного давления президент Алиев проявил "добрую волю" и обратился к Центральной избирательной комиссии с просьбой о предоставлении всем партиям права на участие в выборах. Сказано - сделано. Появились даже надежды, что в этот раз выборы будут в большей степени демократическими, чем пять лет назад. Как оказалось, это были тщетные надежды.
Некоторым независимым кандидатам удалось доказать комиссии ошибочность ее претензий. Однако, у них было меньше времени для проведения предвыборной кампании, чем, например, у их конкурентов из президентской ПНА. Для более чем четырехсот кандидатов путь в парламент был отрезан.
"Это означает, что пренебрегли волей около миллиона избирателей", - заявит в своем выступлении в воскресенье вечером Иза Гамбар, лидер партии "Мусават".

"Мои погоны - это законы!"

Накануне выборов Центральная избирательная комиссия отказывает в регистрации насчитывающей несколько десятков человек группе международных наблюдателей из Грузии, Украины, Чехии, Австрии и Польши, представителей Института Демократии в Восточной Европе (IDEE). Согласно с положением о выборах, их представила азербайджанская неправительственная организация, Общество защиты прав женщин Диляры Алиевой (ОЗПЖ).
Еще в пятницу в комиссии заверяли Новелию Джахарову, главу ОЗПЖ, в том, что все в порядке, и на следующий день можно получить аккредитации. В субботу группа в полном составе приезжает к зданию комиссии, как оказывается, лишь для того, чтобы узнать, что ОЗПЖ не имеет права представлять иностранных наблюдателей.
Попытки посредничества остаются безуспешными. Ни комиссия, ни наблюдатели своих позиций не сдают. В конце концов появляется полиция, и требует разойтись:
"Запрещается пребывать на расстоянии менее трехсот метров от государственных учреждений", - слышим мы с удивлением.
"Где это написано? Покажите нам закон!", - требует Ахтим, крымский татарин.
"Мои погоны - это законы!", чванливо отвечает ему офицер.
Мария Пшеломец из Польского совета Европейского Движения передает информацию корреспонденту Би-Би-Си. Через несколько минут приезжает представитель Рейтер и независимое азербайджанское телевидение ANS.
Усилия тщетны, аккредитаций не дают.

"Репетиция" выборов

А в это время рядом со зданием появляется пожилой человек, выдвинутый Национальным фронтом в члены комиссии № 19 в восемнадцатом округе. Он пришел с жалобой. Комиссия, в которой он состоит, провела "репетицию" дня выборов. Сначала поболтали, пошутили, а потом все подписали незаполненные избирательные протоколы. Он в том числе. Четыре экземпляра. Потом эти бумаги спрятали. А ему сказали, что они - аннулированы.
"Но мне их не показали. Я не знаю, аннулировали их или нет".
Через несколько часов в вечернем выпуске новостей ANS показывает интервью с одним из наблюдателей, чешской журналистской Петрушкой Шустровой, которая заявляет, что год назад никаких проблем не было, хотя она тогда представляла все ту же организацию.
"Не можете быть наблюдателями - ничего, мы пойдем другим путем", - решает Ирена Ласота, глава IDEE. Мария с Доминикой едут в город Али Байрамлы, в ста километрах на юго-запад от Баку. Петрушка с Новеллой - на сорок километров дальше на юг, в Сальян, Куртмолла и Марьян Зато - на север, в Сумгаит. Все остальные остаются в Баку.

С самого утра...

Ранним воскресным утром вместо того, чтобы начать превращаться в международного наблюдателя, я остаюсь в своей журналисткой шкуре. В рюкзак сую магнитофон и фотоаппарат.
У гостиницы нас уже ждут люди из Мусавата. Мы едем с ними в штаб-квартиру партии. По дороге нам попадаются сорванные предвыборные плакаты.
"Каждую ночь срывают, нашим плакатам больше всего досталось", -замечает один из моих новых друзей. "Но мы с утра их снова клеим".
Штаб-квартира находится на первом этаже. Я интересуюсь ходом событий. Ариф Хаджиев, руководитель предвыборной кампании Мусавата, говорит, что отовсюду с самого утра, а на тот момент всего 9 часов, приходят сообщения о нарушении положения о выборах:
"Наши наблюдатели не были допущены в помещения больше, чем половины избирательных участков", - говорит Хаджиев. Это значит, что они не смогли посчитать избирательные бюллетени, которые получила комиссия, и не смогли проверить содержимое урн перед тем, как их опечатали.
"Практически на всех избирательных участках присутствует полиция, хоть это и противоречит закону", - продолжает мой собеседник. "В Бейлаганском, Герамбойском, Губадлинском, Зангеланском районах полицейские и представители исполнительной власти практически на глазах избирателей заполняют и бросают в урны бюллетени. В Мингечаорском районе нашим наблюдателям удалось открыть урны до начала голосования, они нашли сто заполненных бюллетеней за Партию Нового Азербайджана и сто - за кандидата этой партии по мажоритарной системе". Чтобы мало не показалось, приходит еще одна новость: арестовали члена комиссии от Мусавата.

"Не задержан, но ... задержан"

На шестом избирательном участке двенадцатого избирательного округа в Низаминском районе Баку еще утром начались разногласия в окружной избирательной комиссии. Илхам Казимов хотел проверить урны. Председатель комиссии не позволил, Казимов начал писать протокол о нарушении положения о выборах. Не успел. В дверях появились ребята из 25-го отделения полиции и его забрали.
В отделении нас встретили радушно. Один из полицейских позволил мне сфотографировать "алтарь" в честь президента. Огромный портрет Гейдара Алиева, под ним одна из его золотых мыслей и три вазы с цветами. Другой золотой мыслью президента украшена стена напротив входа.
Начальник принимает нас в своем кабинете.
"Да, есть тут такой", - признается начальник в ответ на мой вопрос и лезет за бумагами. В конце концов находит, это оказывается протокол, подписанный шестью членами комиссии.
"Оскорбил комиссию нецензурными выражениями и мешал ее работе", - цитирует.
- Он арестован?
- Нет.
- Задержан?
- Никак нет.
- Можно с ним поговорить?
- Конечно.
Начальник берет трубку, звонит. Мы ждем. Я спрашиваю разрешения сделать снимки.
- Зачем?
- Так, для себя.
- Ну ладно.
Стук в дверь. Входит очередной полицейский, а с ним Казимов. Мы рассказываем ему о том, что только что узнали.
"Это все вранье", - отвечает. "Я всего лишь хотел прочесть председателю комиссии статью положения о выборах, где говорится о правах наблюдателей, но ему это не понравилось", - объясняет.
- Если он не задержан, значит, может уйти вместе с нами? - я спрашиваю начальника.
- Пока нет.
- Значит, он задержан?
- Нет, он не задержан. - А через минуту:
- Он задержан в административном порядке.
- В ваших законах что-то такое существует?
- Существует. Можем его продержать тут три часа.
- И когда заканчиваются эти три часа?
- Через час десять.
- Значит, через один час и десять минут он сможет с нами уйти?
- Да. А нужно будет - можем его и до завтра его задержать.
Казимов остается в отделении, а мы едем в его комиссию. В маленьком холле какого-то учреждения находятся две избирательные комиссии: пятая и шестая. Председатель пятой охотно рассказывает нам о ходе голосования. Все в порядке, к моменту нашего прихода проголосовало десять процентов избирателей. Утром урны были опечатаны, наблюдателям была предоставлена возможность их проверки. Они могут подтвердить.
"Да, они были пустые", - признается один их наблюдателей от "Мусавата". "Но мы не знаем, сколько у комиссии было избирательных бюллетеней", - сразу же добавляет он.
Председатель шестой комиссии не хочет с нами разговаривать. Он "не говорит по-русски", но и на переводчика не соглашается.

Авантюра на избирательном участке № 23

Мы возвращаемся в штаб-квартиру "Мусавата". Не на долго. Из очередного избирательного участка приходит известие: наблюдатели нашли в комнате председателя комиссии около ста бюллетеней. В этот раз мы едем вместе с Джелалем.
Баку, Насимский район, 27 округ, избирательный участок № 23. Уже в дверях слышен шум, возгласы с призывом поторопиться. Мы вбегаем в помещение. Посреди мужчина с толстыми пачками избирательных бюллетеней. Я подсовываю ему микрофон.
"В комнате председателя мы нашли две пачки, в каждой по сто избирательных бюллетеней", - объясняет кандидат в депутаты, Джейхун Исмаилов. "Резаные, готовые, чтобы бросать", - переводит с азербайджанского на русский Джелал. Углы с избирательных бюллетеней отрезают специально, в соответствии с положением о выборах. Количество уголков в мешке комиссии должно соответствовать количеству бюллетеней в урне.
В этот момент к Исмаилову подбегает один из членов комиссии и кричит по-русски:
"Они нерезаные, они неготовые!" - кричит он.
"Резаные! Резаные! Резаные!" - отвечает Исмаилов. Начинается драка из-за бюллетеней. Кричат все одновременно, в добавок по-азербайджански. Естественно я ничего не понимаю. В какой-то момент Джалал наклоняется к микрофону:
"Violence against the candidate! Violence against his advocate!" - "Насилие над кандидатом! Насилие над его доверенным лицом!", - кричит уже на другом языке Джелал.
В конце концов сфальсифицированные бюллетени оказываются на столе. Мы зато должны освободить помещение.

Обеденный перерыв

Теперь мы выезжаем из Баку. Едем на юг по дороге на Сумгаит. Незадолго до него съезжаем в сторону, к Джейранбатану. Мы направляемся в избирательную комиссию № 34 в 46 округе Апшеронского района.
Справа от дверей избирательного участка выбито окно. Стекло на земле в крови.
"Что случилось?" - спрашиваем.
"В обеденный перерыв, около часа, мы хотели здесь пообедать", - рассказывает председатель комиссии Джамил Мусаев. "Мы пригласили с нами отобедать Сабира Гурбанова, наблюдателя от "Мусавата". С ним был один человек, который нарушал закон о выборах. Мы выгнали его из избирательного участка".
"Они оба стояли снаружи за окном", - продолжает рассказ председатель. "Я пригласил его на обед, а он, разозлившись, ударил по стеклу, оно треснуло. Меня покалечило, ему руку покалечило. А потом он побежал куда-то, я его больше не видел".
Сабира Гурбанова мы нашли в полиции. Рука уже перевязана. Пришлось подождать, пока закончат с протоколом. Наконец, он выходит к нам и рассказывает, как прошел день.
Утром председатель Мусаев не позволил пересчитать привезенные избирательные бюллетени. Потом были попытки бросить в урну два или три бюллетеня, но наблюдатели не позволили.
"Без пятнадцати два они пригласили нас, меня и еще одного наблюдателя, на обед в другую комнату. Мы не согласились. Начали тянуть силой. Мы не дались. В результате, в два они попросили нас выйти и закрыли избирательный участок", - рассказывает Гурбанов. "Мы стояли снаружи и через окно наблюдали за урнами. В какой-то момент мы увидели, как председатель подходит к урне и открывает ее. Женщина, которая, хоть и не была членом комиссии, целый день находилась внутри, бросила в урну целую стопку избирательных бюллетеней. Я начал кричать: "Что делаешь?" и стучать в стекло, а оно треснуло".

Хорошая и плохая новость

Одиннадцать вечера, пресс-конференция в штаб-квартире "Мусавата".
"У меня для вас две новости: одна хорошая, другая плохая", - сообщает журналистам глава партии, Иса Гамбар. "Хорошая - это победа "Мусавата" в голосовании по пропорциональному принципу". Там, где независимым наблюдателям удалось продержаться до момента составления протокола, победа оппозиционной партии была на лицо: "Мусават" получил от 50 до 70 процентов голосов. Подобные результаты приходят из всех уголков Азербайджана.
"Вторая новость не такая хорошая, как первая: в стране была абсолютная фальсификация выборов", - продолжает Гамбар. "Это было видно в течении всего дня, но достигло апогея после семи вечера, когда начали подсчитывать голоса".
"Мы не считаем эти выборы свободными и справедливыми", - через минуту заявляет лидер "Мусавата". Более четыремстам кандидатам в депутаты по одномандатным округам было отказано в регистрации. Каждый из них собрал около 2300 подписей, а это значит, что пренебрегли почти миллиона избирателей, потому что они имели право подписаться в пользу только одного из кандидатов. По мнению Гамбара, скорее всего, именно эти люди приняли участие в выборах, потому что уже перед голосованием проявили активность, встав на сторону одного из кандидатов. Миллион человек - это, примерно, одна четвертая часть всего электората. При пятидесятипроцентной явке на выборы это означает, что проигнорирована воля половины избирателей.
"Этот парламент, с нашей точки зрения, не будет представлять народа", - делает вывод Иса Гамбар.
"Речь не идет о том, что мы хотим быть в этом парламенте, а о том, что мы хотим, чтобы в Азербайджане проходили свободные и справедливые выборы", - добавляет он через минуту.

На периферии

Ночью или к утру возвращаются все те, кто был за городом. Хоть им и не довелось стать свидетелями крайних проявлений нарушения выборов, они видели целый ряд мелких махинаций. Поражают масштабы этого явления. Надували во всем, даже в самых ничтожных мелочах.
"В глаза прежде всего бросалось то, что были разные урны, к тому же еще по-разному опечатанные", - вспоминает Мария Пшеломец. "Иногда они были заклеены скотчем, который можно было без каких-либо следов оторвать и открыть урну. Достаточно часто урны находились на расстоянии нескольких десятков метров от независимых наблюдателей, так, чтобы они не могли видеть, сколько бюллетеней избиратели бросают в урны".
Наиболее интересным, по мнению Марии, были несоответствия в информации о явке избирателей: данные, полученные от председателя избирательной комиссии, могли быть в два раза выше, по сравнению с услышанными от члена комиссии из оппозиционной партии. На уровне округа эти данные удваивались. Понятно, что каким-то образом надо было учесть те "дополнительные" избирательные бюллетени, что бросали в урны целыми пачками.
Петрушку Шустрову поразило то, как в деревеньке, где живет не более шестисот человек, 93 по причине болезни или старости обратилось с просьбой проголосовать дома. Наблюдатели просмотрели просьбы и обратили внимание на то, что многие из них написаны одной и той же рукой, с одинаковыми подписями. Председатель комиссии на ее глазах порвала все просьбы. Через час у нее уже был новый список "больных" , в этот раз 78 и без просьб. Председатель была поражена тем, что наблюдатели собираются сопровождать переносные урны, не соглашалась на это, однако, в конце концов уступила. К избирательному участку подъехал специальный автобус, на котором делегация проехала сто метров к первому по списку. Женщины дома не оказалось, уехала в Баку. Другая была удивлена приходам, т.к. уже проголосовала.

Конец иллюзий

Первые лучи солнца рассеяли последние сомнения и надежды. Государственное азербайджанское телевидение AzTV сообщило о результатах голосования на основании одной четвертой части подсчитанных голосов. Правящая партия получила 75 процентов, следующие две (в том числе, третья, "Мусават") - по 4,5 процента, то есть слишком мало, чтобы войти в парламент, где установлен шестипроцентный барьер.
"Нужно было изо всех сил зажмуриться, чтобы не заметить обмана", - позднее в разговоре со мной отметил Ивлиан Хайндрава, председатель Грузинской Республиканской партии, который был наблюдателем в рамках миссии Национального Института Демократии (National Democracy Institute, Вашингтон). "Мы нашли сто пятьдесят подготовленных для урны уже заполненных бюллетеня, где была зачеркнута правящая партия", - рассказывает депутат Бундестага от СДП, Манфред Мюллер, который в свою очередь, был членом объединенной миссии Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) и Совета Европы. Депутат польского Сейма, Анджей Потоцкий, принимавший участие в миссии NDI, не верил собственным глазам: "В присутствии международных наблюдателей окружная комиссия переписывала протоколы , поступающие с избирательных участков. А ее председатель вытаскивал из кармана печать и штемпелевал документы".
"Это не были справедливые выборы. На мой взгляд, их надо было бы повторить", - подводит итог под азербайджанским обманом Петер Вэйс, депутат словацкого парламента из миссии ОБСЕ. "По моему мнению, парламент, избранный таким образом, не является законным настолько, чтобы представлять народ", - отмечает Манфред Мюллер.

Что дальше?

10 ноября Иса Гамбар сообщает, что крупнейшие оппозиционные партии решили начать серию уличных демонстраций против нарушения избирательных прав и правящего режима. Представители оппозиции не скрывают, что им представляется развитие событий по югославскому сценарию.
В субботу 18 ноября в первом протесте принимает участие 15 тысяч человек. Полиция присутствует везде, но не вмешивается.
Демонстрации проходят в разных городах Азербайджана. В Шеки, на юге страны, доходит до стычек демонстрантов с полицией. Власти информируют о аресте 26 человек. Независимые источники сообщают о сорока.
В воскресенье в Баку полиция задерживает на два часа генерального секретаря "Мусавата" Арифа Хаджиева.
В понедельник вновь несколько сот человек выходит на улицы Баку.
По мнению председателя оппозиционной Национальной партии за независимость Азербайджана (AMIP), Этибара Мамедова, причины событий в Шеки следует искать в катастрофической социальной ситуации населения, массовой безработице, насилии со стороны полиции и произволе властей во время выборов.
Другую оценку дает генеральный секретарь правящей партии JAP, Али Ахмедов, по мнению которого в демонстрации в Баку приняло участие только три с половиной тысячи человек. За событиями в Шеки стоят, как он считает, люди с криминальными наклонностями. Их действиями руководила оппозиция, а деньги на организацию беспорядков пришли из-за границы, утверждает Ахмедов.
Где-то мы это уже слышали?...


партии азербайджана

партии азербайджана
Азербайджан
Армения
Афганистан
Бангладеш
Бахрейн
Бруней
Бутан
Вьетнам
Грузия
Израиль
Ирак
Иран
Иордания
Индия
Индонезия
Казахстан
Камбоджа
Катар
Кипр
Китай
Кувейт
Кыргызстан
Лаос
Ливан
Малайзия
Макао
Мальдивы
Монголия
Мьянма
Непал
ОАЭ
Оман
Пакистан
Россия
Саудовская Аравия
Сирия
Сингапур
Северная Корея
Тайвань
Таиланд
Таджикистан
Туркменистан
Турция
Узбекистан
Филиппины
Шри-Ланка
Южная Корея
Япония
партии азербайджана
 
партии азербайджана Rambler's Top100
О проекте |Карта |Карта отелей
(c) Void Limited Co, 2005
www.panasia.ru