культура древнего китая Китай
культура древнего китая - династии шань, чжоу, цинь и хань
 культура древнего китая
культура древнего китая
культура древнего китая
культура древнего китая
 / 
Культура/ культура древнего китая
Гонконг : Тибет : Шанхай : Пекин : Хайнань
Выбор отеля
 
страна
курорт
категория отеля
Отзывы по отелям
 
страна
курорт
категория отеля

культура древнего китая

 

Культура Китая восходит к очень глубокой древности и отличается не только богатством своих материальных и духовных ценностей, но и огромной жизнестойкостью. Несмотря на бесчисленные войны, мятежи, разрушения, производимые завоевателями страны, культура Китая не только не ослабевала, а наоборот, всегда побеждала культуру завоевателей.
В течение всей истории китайская культура не утрачивала своей активности, сохраняя монолитность. Каждая из культурных эпох оставляла для потомков неповторимые по красоте, самобытности и разнообразию ценности. Произведения зодчества, скульптуры, живописи и ремёсел представляют собой бесценные памятники культурного наследия Китая.
Каждая из культурных эпох тесно связана с социально-политическими, экономическими и другими особенностями данного исторического периода и представляет собой определённый этап развития культуры. Таких культурных эпох в истории Китая несколько. История и культура древнего Китая охватывает период от II в. до н.э. – до III в. н.э. В эту эпоху входит культура Китая периода династии Шан (Инь) и династии Чжоу, а также культура империи Цинь и Хань. Культура Китая III –IX вв. охватывает два исторических периода: период Южных и Северных династий и период объединения Китая и создания танского государства. Культура Китая X –XIV вв. включает в себя период пяти династий и образования империи Сун, а также период монгольских завоеваний и привление династии Юань. Культура Китая XV – XIX вв. – это культура периода династии Мин, а также период завоевания Китая маньчжурами и правления маньчжурской династии Цин.
Обилие и разнообразие керамических изделий – от бытовой посуды до жертвенных сосудов – и их техническое совершенство свидетельствуют, что культура этого периода стояла, несомненно, выше яншанской. К этому времени относятся и первые гадальные кости, на которых имеются знаки, нанесённые с помощью сверления.
Изобретение письменности является важнейшим признаком того, что общество вышло из периода варварства и вступило в эпоху цивилизации. Древнейшие китайские надписи дают возможность проследить процесс возникновения и первоначальное развитие гиероглифической письменности.
Развитию письменности содействовал переход от письма на узких бамбуковых дощечках к письму на шелке, а затем и на бумаге, впервые в мире изобретённой китайцами на рубеже нашей эры, - с этого момента писчий материал перестал лимитировать объём письменных текстов. В конце I века до н.э. была изобретена тушь.
Для передачи всего богатства китайского языка применялись знаки (иероглифы), фиксирующие те или иные единицы языка. Подавляющее большинство знаков представляло собой идеограммы – изображения предметов или сочетания изображений, передающих более сложные понятия. Но число применявшихся иероглифов было недостаточно. В китайском письме каждое односложное слово должно было выражаться отдельным иероглифом и даже многочисленные омофоны - сходно звучащие слова-однослоги - в зависимости от их смысла изображаются разными иероглифами. Теперь число знаков было пополнено, с тем чтобы учесть и более редкие понятия, и доведено до 18 тыс., знаки были строго классифицированы. Начали составляться словари.
Так были заложены предпосылки для создания обширной письменной литературы, включающей не только поэзию и афоризмы, рассчитанные и на устное запоминание, но и художественную прозу, прежде всего историческую.
Самым выдающимся историком-писателем был Сыма Цянь ( около 145 - 86 гг. до н.э.) Его личные взгляды, сочувствовавшие даосским настроениям, расходились с ортодоксальными конфуцианскими, что не могло не отразиться на его труде. По-видимому, за это инакомыслие историк попал в опалу. В 98 г. до н.э. по обвинению в сочувствии к полководцу, оклеветанному перед императором У -ди, Сыма Цянь был приговорён к позорной каре - кастрированию; реабилитированный позднее, он нашёл силы возвратиться на служебное поприще с одной целью - завершить труд своей жизни. В 91 г. до н.э. он закончил своё замечательное произведение “Исторические записки” (“Ши цзи” ) - сводную историю Китая, включавшую также описание соседних народов от древнейших времён. Труд его повлиял не только на всю последующую китайскую историографию, но и на общее развитие литературы
В Китае творило много поэтов и писателей в разных жанрах. В элегическом жанре - поэт Сун Юй ( 290 - 223 гг. до н.э. ). Лирика поэта Цюй Юаня ( 340 -278 гг. до н.э. ) славится своей изысканностью и глубиной. Ханьским историком Бань Гу ( 32 -92 гг. ) в этом жанре создан труд “ История династии Хань” и многие другие.
Сохранившиеся литературные источники, по большей части произведения так называемой классической литературы древнего Китая, позволяют проследить процесс возникновения и развития китайской религии, философии, права и возникновение очень древних социально-политических систем. Этот процесс мы можем наблюдать на протяжении целого тысячелетия.
Китайская религия, так же как и религиозные воззрения всех народов древности, восходит к фетишизму, к другим формам культа природы, культа предков и тотемизма, тесно связанного с магией.
Специфика религиозной структуры и психологических особенностей мышления всей духовной ориентации в Китае видна во многом.
В Китае тоже есть высшее божественное начало - Небо. Но китайское Небо - это не Яхве, не Иисус, не Аллах, не Брахман и не Будда. Это высшая верховная всеобщность, абстрактная и холодная, строгая и безразличная к человеку. Её нельзя любить, с ней нельзя слиться, ей невозможно подражать, как и нет смысла ею восхищаться. Но в системе китайской религиозно-философской мысли существует, кроме Неба, и Будда (представление о нём проникло в Китай вместе с буддизмом из Индии в начале нашей эры), и Дао (основная категория религиозного и философского даосизма). Причём Дао в его даосской трактовке (существует и иная трактовка, конфуцианская, воспринимавшая Дао в виде Великого Пути Истины и Добродетели) близко к индийскому Брахману. Однако именно Небо, всегда было центральной категорией верховной всеобщности в Китае.
Специфике религиозной структуры Китая свойствен и ещё один существующий для характеристики всей китайской цивилизации момент - незначительная и социально не существующая роль духовенства, жречество.
Все эти и многие другие важнейшие особенности религиозной структуры Китая были заложены в глубокой древности, начиная с эпохи Шан-Инь. У иньцев был немалый пантеон богов и духов, который они почитали и которому приносили жертвы, чаще всего кровавые, в том числе человеческие. Но с течением времени на передний план среди этих богов и духов всё более отчётливо выходил Шанди, верховное божество и легендарный родоначальник иньцев, их предок - -тотем. Шанди воспринимался как первопредок, заботившийся о благосостоянии своего народа.
Смещение в культе Шанди акцента в сторону его функций первопредка сыграло в истории Китайской цивилизации огромную роль: именно оно логически привело к ослаблению религиозного начала и к усилению начала рационального, проявившегося в гипертрофировании культа предков, ставшего затем основой основ религиозной системы Китая.
У Чжоусцев было такое религиозное представление, как почитание Неба. С течением времени культ Неба в Чжоу окончательно вытеснил Шанди в главной функции верховного божества. При этом на Небо перешло представление о прямой генетической связи божественных сил с правителем: чжоуский ван стал считаться сыном Неба, и этот титул сохранился за правителем Китая до XX века. Начиная с эпохи Чжоу Небо в его основной функции верховного контролирующего и регулирующего начала стало главным всекитайским божеством, причём культу этого божества был придан не только сакрально-теистический, сколько морально-этический акцент. Считалось, что великое Небо карает недостойных и вознаграждает добродетельных.
Культ Неба стал главным в Китае, а полное его отправление - прерогативой лишь самого правителя, сына Неба. Отправление этого культа не сопровождалось мистическим трепетом или кровавыми человеческими жертвами.
Также существует в Китае культ умерших предков, культ Земли, тесно связанный с магией и ритуальной символикой, с колдовством и шаманством.
Все отмеченные системы верования и культов в древнем Китае сыграли огромную роль в становлении основной традиционной китайской цивилизации: не мистика и метафизические абстракции, но строгий рационализм и конкретная государственная польза; не эмоциональный накал страстей и личная связь индивида с божеством, но разум и умеренность, отказ от личностного в пользу общественного; не духовенство, направляющее эмоции верующих в русло, возвеличивающее бога и усиливающее значение религии, но жрецы-чиновники, исполняющие свои административные функции, частью которых были регулярные религиозные отправления. Все эти специфические особенности, складывавшиеся в иньско-чжоуской китайской системе ценностей за тысячелетие, предшествовавшие эпохе Конфуция, подготовили страну к восприятию тех принципов и норм жизни, кото-
рые навсегда вошли в историю под наименованием конфуцианства.
Конфуций (Кун-цзы, 551-479 до н.э.) родился и жил в эпоху больших социалистических и политических потрясений, когда чжоуский Китай находился в состоянии тяжёлого внутреннего кризиса. Высокоморальный Цзюнь-цзы, сконструированный философом в качестве модели, эталона для подражания, должно было обладать двумя важнейшими в его представлении достоинствами: гуманностью и чувством долга. Конфуций разработал и ряд других понятий, включая верность и искренность (чжен), благопристойность и соблюдение церемоний и обрядов (ли). Следование всем этим принципам будет обязанностью благородного Цзюнь-цзы. “Благородный человек” Конфуция - это умозрительный социальный идеал, назидательный комплекс добродетелей. Конфуций сформулировал основы того социального идеала, который хотел бы видеть в Поднебесной: «Пусть отец будет отцом, сын - сыном, государь - государем, чиновник – чиновником», то есть пусть всё в этом мире хаоса и сумятиц станет на свои места, все будут знать свои права и обязанности и делать то, что им положено. И общество должно состоять из тех, кто думает и управляет - верхов, и тех, кто трудится и повинуется - низов. Такой социальный порядок Конфуций и второй основоположник конфуцианства Мэн-цзы (372 - 289 до н.э. ) считали вечным и неизменным, идущим от мудрецов легендарной древности.
Одной из важных основ социального порядка, по Конфуцию, было строгое повиновение старшим. Любой старший, будь то отец, чиновник, наконец, государь, - это беспрекословный авторитет для младшего, подчинённого, подданного. Слепое повиновение его воле, слову, желанию - это элементарная норма для младших и подчинённых, как в рамках государства в целом, так и в рядах клана, корпорации или семьи.
Успехам конфуцианства в немалой степени способствовало и то, что это учение базировалось на слегка изменённых древних традициях, на привычных нормах этики и культа. Апеллируя к самым тонким и отзывчивым струнам души китайца, конфуцианцы завоёвывали его доверие тем, что выступали за милый его сердцу консервативный традиционализм, за возврат к «доброму старому времени», когда и налогов было меньше, и люди жили лучше, и чиновники были справедливее, и правители мудрее...
В условиях эпохи Чжаньго (V – III вв. до н.э.), когда в Китае ожесточённо соперничали различные философские школы, конфуцианство по своему значению и влиянию стояло на первом месте. Но, несмотря на это, предлагавшиеся конфуцианцами методы управления страной тогда не получил признания. Этому помешали соперники конфуцианцев – легисты.
Учение законников - легистов резко отличалось от конфуцианского. В основе легистской доктрины лежал безусловный примат писаного закона. Сила и авторитет которого должен держаться на палочной дисциплине и жестоких наказаниях. По легистским канонам, законы разрабатывают мудрецы – реформаторы, издаёт их государь, а осуществляют на практике специально отобранные чиновники и министры, опирающиеся на мощный административно-бюрократический аппарат. В учении легистов, почти не апеллировавших даже к Небу, рационализм был доведён до своей крайней формы, порой переходившей в откровенный цинизм, что можно легко проследить на примере деятельности ряда легистов – реформаторов в различных царствах чжоуского Китая в VII –IV вв. до н.э. Но не рационализм или отношение к Небу было основным в противостоянии легизма конфуцианству. Важнее было то, что конфуцианство делало ставку на высокую мораль и другие традиции, тогда как легизм выше всего ставил закон, державшийся на строгих наказаниях и требовавший абсолютного повиновения сознательно оглуплённого народа. Конфуцианство ориентировалось на прошлое, а легизм бросал этому прошлому открытый вызов, предлагая в качестве альтернативы крайние формы авторитарной деспотии.
Грубые методы легизма для правителей были более приемлемыми и эффективными, ибо они позволяли твёрже держать в руках централизованный контроль над частным собственником, что имело огромное значение для усиления царств и успехов в их ожесточённой борьбе за объединение Китая.
Синтез конфуцианства и легизма оказался не столь уж сложным делом. Во-первых, несмотря на многие различия, легизм и конфуцианство имели немало общего: сторонники обеих доктрин мыслили рационалистически, для тех и других государь был высшей инстанцией, министры и чиновники – его основными помощниками в управлении, а народ – невежественной массой, которой следовало руководить должным образом для её же блага. Во-вторых, синтез этот был необходим: введённые легизмом методы и инструкции ( централизация администрации и фиска, суда, аппарата власти и т.п. ), без которого нельзя было управлять империей, в интересах той же империи следовало сочетать с уважением к традициям и патриархально-клановым связям. Это и было сделано.
Превращение конфуцианства в официальную идеологию явилось поворотным пунктом как в истории этого учения, так и в истории Китая. Если ранее конфуцианство, призывая учиться у других, предполагало за каждым право самому размышлять, то теперь входила в силу доктрина абсолютной святости и непреложности других канонов и мудрецов, каждого их слова. Конфуцианство сумело занять ведущие позиции в китайском обществе, приобрести структурную прочность и идеологически обосновать свой крайний консерватизм, нашедший наивысшее выражение в культе неизменной формы.
Конфуцианство воспитывало и образовывало. Начиная с эпохи Хань, конфуцианцы не только держали в своих руках управление государством, но и заботи -лись о том, чтобы конфуцианские нормы и ценностные ориентиры стали общепризнанными, превратились в символ «истинно китайского». Это и привело к тому, что каждый китаец по рождению и воспитанию должен был прежде всего быть конфуцианцем, то есть с первых шагов жизни китаец в быту, обращении с людьми, в исполнении важнейших семейных и общественных обрядов и ритуалов действовал так, как это было санкционировано конфуцианскими традициями. Даже если он со временем становится даосом или буддистом, или даже христианином,- всё равно, пусть не в убеждениях, но в поведении, обычаях, манере мышления, речи и во многом другом, часто подсознательно, он оставался конфуцианцем.
Воспитание начиналось с малолетства, с семьи, с приученных к культу предков, к соблюдению церемониала и т.д.. Система образования в средневековом Китае была ориентирована на подготовку знатоков конфуцианства.
Конфуцианство – регулятор жизни Китая. Центализованное государство, существовавшее за счёт ренты – налога с крестьян, не поощряло чрезмерного развития частного землевладения. Коль скоро усиление частного сектора переходило допустимые границы, это вело к значительному снижению доходов казны и расстройству всей административной системы. Возникал кризис, и в этот момент начинал действовать конфуцианский тезис об ответственности императоров и их чиновников за дурное управление. Кризис преодолевался, но восстание, которое его сопровождало, уничтожало всё, что было достигнуто частным сектором. После кризиса центральная власть в лице нового императора и его окружения становилась сильней, а часть частного сектора начинала всё сначала. Конфуцианство выступало и как регулятор во взаимоотношениях страны с Небом, и - от имени Неба – с различными племенами и народами, населявшими мир. Конфуцианство поддержало и вознесло созданный ещё в иньско - чжоуское время культ правителя, императора, «сына Неба», управляющего Поднебесной от имени великого Неба.
Конфуцианство стало не просто религией, а также и политикой, и административной системой, и верховным регулятором экономических и социальных процессов – словом, основой всего китайского образа жизни, принципом организации китайского общества, квинтэссенцией китайской цивилизации.
В течение двух с лишним тысяч лет конфуцианство формировало умы и чувства китайцев, влияло на их убеждения, психологию, поведение, мышление, речь, восприятие, на их быт и уклад жизни. В этом смысле конфуцианство не уступает ни одной из великих решений мира, а кое в чём и превосходит их. Конфуцианство заметно окрасило в свои тона всю национальную культуру Китая, национальный характер населения. Оно сумело стать – во всяком случае для старого Китая – незаменимым.
Большое распространение имела в древнем Китае и другая философская система, принадлежавшая Лао-цзы, резко отличавшаяся от конфуцианства своим ярко выраженным умозрительным характером. Впоследствии из этой философской системы выросла целая сложная религия, так называемый даосизм, который просуществовал в Китае свыше 2000 лет.
Даосизм в Китае занимал скромное место в системе официальных религиозно-идеологических ценностей. Лидерство конфуцианцев никогда им всерьёз не оспаривалось. Однако в периоды кризисных ситуаций и больших потрясений, когда централизованная государственная администрация приходила в упадок и конфуцианство перестало быть эффективным, картина нередко менялась. В эти периоды даосизм и буддизм подчас выходил на передний план, проявляясь в эмоциональных народных взрывах, в эгалитарных утопических идеалах восставших. И хотя даже в этих случаях даосско - буддийские идеи никогда не становились абсолютной силой, но, напротив, по мере разрешения кризиса постепенно уступали лидирующие позиции конфуцианству, значение бунтарско – эгалитаристских традиций в истории Китая не должно преуменьшаться. Особенно если, принимать во внимание, что в рамках даосских сект и тайных обществ, эти идеи и настроения были живучи, сохранялись веками, переходя из поколения в поколение, и тем накладывали свой отпечаток на всю историю Китая. Как известно, они сыграли определённую роль и в революционных взрывах XX века.
Немалое влияние оказали на китайский народ и его культуру буддийская и индо – буддийская философия и мифология. Многое из этой философии и мифологии, начиная от практики гимнастики йогов и кончая представлениями об аде и рае, было воспринято в Китае, причём рассказы и легенды из жизни будд и святых причудливо переплетались в рационалистическом китайском сознании с реальными историческими событиями, героями и деятелями прошлого. Буддистская метафизическая философия сыграла свою роль в становлении средневековой китайской натурфилософии.
С буддизмом связано в истории Китая очень многое, в том числе и, казалось бы, специфически китайское. Буддизм был единственной мирной религией, получившей широкое распространение в Китае. Но специфические условия Китая и характерные черты самого буддизма с его структурной рыхлостью не позволили этой религии, как и религиозному даосизму, приобрести преобладающее идейное влияние в стране. Как и религиозный даосизм, китайский буддизм занял своё место в гигантской системе религиозного синкретизма, которая сложилась в средневековом Китае во главе с конфуцианством.
В истории и культуре средневекового Китая огромную роль играла обновлённая и модифицированная форма древнего конфуцианства, получившая название неоконфуцианство. В новых условиях централизованной империи Сун, для решения задач усиления административно - бюрократического начала необходимо было «обновить» конфуцианство в соответствии с новыми социальными условиями, создать прочное теоретическое обоснование существующего строя, выработать принципы конфуцианской «ортодоксии», которые можно было бы противопоставить буддизму и даосизму.
Заслуга создания неоконфуцианства принадлежит целой когорте крупных китайских мыслителей. В первую очередь это Чжоу Дунь-и (1017 – 1073 гг.), взгляды и теоретические разработки которого заложили основы философии неоконфуцианства. Положив в основание мира беспредельное и обозначив его «Великий Предел» как основу, как путь космоса, в движении которого рождается сила Света (Ян), а в покое – космическая сила Тьмы (Инь), он утверждал, что от взаимо – действия этих сил проистекает рождение из первобытного хаоса пяти стихий, пяти родов вещества (вода, огонь, дерево, металл, земля), а из них – множества вечноизменяющихся вещей и явлений. Основные принципы учения Чжоу Дунь-и были восприняты Чжан Цзаем и братьями Чэн, но самым ярким представителем философов сунского периода был Чжу Си (1130 – 1200 гг.) именно он выступил как систематизатор основных принципов неоконфуцианства, на долгие годы определивший основные идеи, характер и формы обновлённого и приспособленного к условиям средневековья, конфуцианского учения.
Как отмечают современные учёные, неоконфуцианство было более религиозным и склонным к метафизике, чем раннее конфуцианство, и вообще, средневековая китайская философия характеризовалась религиозным уклоном. В ходе заимствований у буддистов и даосистов различных сторон их учений была создана основа для разработки логического метода неоконфуцианства, который был возведён в ранг одной из важнейших частей конфуцианского канона, смысл которого заключался в том, что сущность знания – в постижении вещей.
С приходом к власти китайской династии Мин императоры не выражали особой готовности принять конфуцианскую доктрину в качестве единственной опоры в государственном строительстве. Конфуцианство было сведено на положение лишь одного из трёх учений о постижении Пути Неба.
Развитие общественного сознания китайцев в минский период привело к возникновению индивидуалистических тенденций. Первые признаки такого рода персоналистических тенденций появились в самом начале минского времени. У минских мыслителей, и в первую очередь, у Ван Ян-мина (1472 – 1529 гг.), мерилом человеческих ценностей стала не столько конфуцианская социализированная личность, сколько личность персонализированная. Центральным понятием философии Ван Ян-мина является лянчжи (врождённое знание), наличие которого у каждого человека даёт право на достижение мудрости.
Ярким своеобразным последователем Ван Ян-мина был философ и писатель Ли Чжи (1527 – 1602 гг.). Ли Чжи акцентировал внимание на индивидуальном предназначении человека и поиске им своего Пути. Центральным понятием философии Ли Чжи было тун синь (детское сердце), некоторый аналог лянчжи Ван Ян-мина. Ли чжи резко расходился с Ван Ян-мином в оценке конфуцианской концепции человеческих отношений, полагая, что в их основе лежат насущные человеческие потребности, без удовлетворения которых никакой морализм не имеет смысла.
Так, в результате сложного процесса синтеза религий, норм этики в позднесредневековом Китае возникла новая комплексная система религиозных представлений, был сформирован гигантский и постоянно обновлявшийся сводный пантеон божеств, духов, бессмертных, патронов – покровителей и т.п.
Всякое религиозное движение, представляющее собой проявление человеческих чаяний, социальных перемен и надежд на благой результат с верой в высшую предопределённость такого развития событий, всегда тесно взаимосвязаны с конкретными социально-политическими, культурными и прочими особенностями региона или страны в целом. Особую роль в религиозном движении в Китае играли народные секстанские верования, доктринальные принципы, ритуальные и организационно-практические формы которых наиболее полно сформировались к XVII веку. Религиозная активность сект всегда была достаточно широкой и многообразной, сохраняя при этом подчинённость основным целям и ценностям вероучения.
В течение всей истории китайской культуры каждая из существующих эпох оставляла для потомков неповторимые по красоте, самобытности и разнообразию ценности.
Многие черты материальной культуры шан-иньского периода указывают на её генетические связи с неолитическими племенами, населявшими бассейн Хуанхэ в III в. до н.э. Немалое сходство мы набдюдаем в керамике, характере земледелия и применения сельскохозяйственных орудий. Однако по крайней мере три важнейших достижения присущи периоду Шан-Инь: употребление бронзы, возникновение городов и появление письменности.
Шанское общество находилось на грани медно-каменного и бронзового веков. В так называемом Иньском Китае происходит общественное разделение труда на земледельцев и специализированных ремесленников. Шанцы возделывали зерновые культуры, выращивали садово-огороднические культуры, тутовые деревья для разведения шелкопряда. Скотоводство также играло значительную роль в жизни иньцев. Самым главным ремесленным производством было бронзолитейное. Существовали довольно крупные ремесленные мастерские, где из бронзы изготовляли всю ритуальную утварь, предметы вооружения, детали колесниц и т.д.
В период династии Шан (Инь) получило развитие монументальное строительство и, в частности, градостроительство. Города (размером примерно в 6 кв.км) строились по определённому плану, с монументальными зданиями дворцово-храмового типа, с ремесленными кварталами, бронзолитейными мастерскими.
Эпоха Шан-Инь была сравнительно недолгой. На место иньской конфедерации городов-общин встало раннегосударственное объединение в пределах нижнего и среднего течения Хуанхэ – Западное Чжоу и культура пополняется новыми отраслями.
Образцы древнейших стихотворных произведений дошли до нас в надписях на бронзовых сосудах XI – VI вв.до н.э. Рифмованные тексты этого времени имеют определённое сходство с песнями. В них был закреплён исторический, нравственный, эстетический, религиозный и художественный опыт, приобретённый за тысячелетия предшествующего развития.
Историческая проза этого периода представляет собой надписи на ритуальных сосудах, которые рассказывают о передаче земель, военных походах, наградах за победу и верную службу и т.д. приблизительно с VIII в. до н.э. при дворах ванов ведётся регистрация событий, посланий и создаётся архив. К V в. до н.э. из кратких записей о событиях в разных царствах составляются своды, один из которых – летопись Лу, дошёл до нас в составе конфуцианского канона.
Кроме повествований, описывающих те или иные события, конфуцианцы зафиксировали в своих трудах и знания в области общественной жизни, однако потребности повседневной жизни вызвали появление зачатков целого ряда наук и их дальнейшее развитие.
Необходимость счёта времени и составление календаря явились причиной развития астрономических знаний. В этот период вводится должность летописцев-историографов, в обязанности которых входило занятие астрономией и календарным вычислением.
С расширением территории Китая росли познания и в области географии. В результате экономических и культурных контактов с иными народностями и племенами, было накоплено много сведений и преданий, относительно их географического месторасположения, быта, специфических продуктов, производимых там, местных мифов и т.д.
В период династии Чжоу медицина отделяется от шаманства и знахарства. Знаменитый китайский врач Бянь Цяо описал анатомию, физиологию, патологию и терапию. Он - один из первых врачей, кто производил операции под наркозом, используя для этого специальный напиток.
В области военной науки значительный вклад был внесён китайским теоретиком и полководцем Сунь – цзы (VI – V вв. до н.э.). ему приписывают авторство трактата о военном искусстве, где показана взаимосвязь войны и политики, указаны факторы, влияющие на победу в войне, рассматриваются стратегия и тактика ведения боевых действий.
Среди многочисленных научных направлений существовала сельскохозяйственная школа (нунцзя). В книгах, посвященных теории и практике ведения сельского зозяйства, собраны сочинения, где описываются методы и способы обработки почв и посевов, хранения продуктов, разведения шелковичного червя, рыбы и съедобных черепах, ухода за деревьями и почвами, выращивания скота и т.д.
Период династии Чжоу ознаменован появлением многих памятников искусства древнего Китая. Вслед за переходом к железным орудиям, изменилась техника земледелия, вошли в обращение монеты, улучшилась техника ирригационных сооружений и градостроительства.
Следом за крупными сдвигами в хозяйственной жизни, развитием ремёсел, произошли заметные перемены в художественном сознании, возникли новые виды искусства. На протяжении всего периода Чжоу активно развивались принципы градостроительства с чёткой планировкой городов, обнесённых высокой глинобитной стеной и разделённых прямыми, пересекающимися с севера на юг и с запада на восток улицами, разграничивающими торговые, жилые и дворцовые кварталы.
Значительное место в этот период занимает прикладное искусство. Широкое распространение получают бронзовые зеркала, инкрустированные серебром и золотом. Бронзовые сосуды отличаются нарядностью и богатством орнамента. Они стали более тонкостенными, а украшались инкрустацией драгоценными камнями и цветными металлами. Появились художественные изделия бытового назначения: изысканные подносы и посуда, мебель и музыкальные инструменты.
К периоду Чжаньго принадлежит первая картина на шёлке. В родовых храмах наличествовали настенные фрески, изображавшие небо, землю, горы, реки, божеств и чудовищ.
Одной из примечательных черт традиционной цивилизации древнекитайской империи становится культ образования и грамотности. Было положено начало официальной системе образования.
В начале II века появляется первый толковый словарь, а позднее специальный этимологический словарь.
Значительными были и научные достижения в Китае этой эпохи. Составленный во II в. до н.э. трактат содержит сжатое изложение основных положений математических знаний. В этом трактате зафиксированы правила действий с дробями, пропорции и прогрессии, применение подобия прямоугольных треугольников, решение системы линейных уравнений и многое другое. Особых успехов добилась астрономическая наука. Так, например, текст, датируемый 168 г. до н.э., указывает движение пяти планет. В I в. н.э. был создан глобус, воспроизводивший движения небесных тел, а так же прототип сейсмографа. Важным достижением этого периода является изобретение прибора, названного «указателем юга», который применялся как мореходный компас.
Ярким примером соединения теории и практики является история китайской медицины. Лекари применяли большое число препаратов из трав и минералов. Лекарства нередко включали в себя до десяти и более ингредиентов, а их применение очень строго дозировалось.
Имперский период истории древнего Китая характеризуется появлением нового жанра исторических сочинений, развитием жанра прозо-поэтических произведений «фу», которые получили название «ханьские оды». Литература отдаёт дань чувственной и сказочной тематике, получают распространение книги легенд с фантастическими описаниями.
Во время правления У-ди при дворе была учреждена Музыкальная палата (Юэ фу), где собирались и обрабатывались народные мелодии и песни.
Значительное место в культуре древнекитайской империи занимает архитектура, скульптура и живопись. В столицах возводились дворцовые комплексы. Создаются многочисленные комплексы гробниц знати. Получает развитие портретная живопись. Портретными фресками украшались дворцовые помещения.
В период Южных и Северных династий ведётся активное строительство новых городов. С III по VI вв. в Китае построено более 400 новых городов. Впервые стала применяться симметричная планировка городской застройки. Создаются грандиозные храмовые ансамбли, скальные монастыри, башни – пагоды. Используются как дерево, так и кирпич.
К V веку появились статуи в виде огромных фигур. В грандиозных статуях мы видим динамику тел и мимику лиц.
В V – VI вв. среди разнообразных художественных изделий значительное место занимает керамика, которые по своему составу становятся очень близки к фарфору. В этот период получает широкое распространение покрытие керамических сосудов глазурью бледно-зелёного и оливкового цвета.
Картины IV –VI вв. приобретают форму вертикальных и горизонтальных свитков. Они писались тушью и минеральными красками на шелковых полотнищах и сопровождались каллиграфическими надписями.
Литературное творчество III – IV вв. переживало бурный подъём. Можно встретить придворную литературу, насыщенную фольклором; устную поэтическую, которая в своей основе почти всегда имела реальные события. К этому периоду относится развитие нового поэтического жанра «ши» - стихов песенного типа, в основе которых лежат народные мелодии. Распространение имеют клериканская, конфуцианская житийная и буддийская литература.


культура древнего китая

культура древнего китая
Азербайджан
Армения
Афганистан
Бангладеш
Бахрейн
Бруней
Бутан
Вьетнам
Грузия
Израиль
Ирак
Иран
Иордания
Индия
Индонезия
Казахстан
Камбоджа
Катар
Кипр
Китай
Кувейт
Кыргызстан
Лаос
Ливан
Малайзия
Макао
Мальдивы
Монголия
Мьянма
Непал
ОАЭ
Оман
Пакистан
Россия
Саудовская Аравия
Сирия
Сингапур
Северная Корея
Тайвань
Таиланд
Таджикистан
Туркменистан
Турция
Узбекистан
Филиппины
Шри-Ланка
Южная Корея
Япония
культура древнего китая
 
культура древнего китая Rambler's Top100
О проекте |Карта |Карта отелей
(c) Void Limited Co, 2005
www.panasia.ru