отдых в дубай  Азия
отдых в дубай- туры, цены, магазины, шоппинг, рестораны
 отдых в дубай
отдых в дубай
отдых в дубай
отдых в дубай
 / 
Дубай/ отдых в дубай
Шарджа : Абу-Даби : Аджман : Рас-эль-Хайма : Фуджайра
Выбор отеля
 
страна
курорт
категория отеля
Отзывы по отелям
 
страна
курорт
категория отеля

отдых в дубай

 

отдых в дубай
Город в пустыне

Когда после ночного перелета едешь от аэропорта в гостиницу, Дубай кажется нагромождением желто-серых зданий среди такой же желто-серой пустыни и такого же желто-серого марева. Потом утром ты выходишь из гостиницы на первую прогулку, и город уже не кажется таким желто-серым, а наоборот в глазах пестрит от вывесок, рекламы, ты задыхаешься от жара и влажности, думаешь лишь о том, как бы поскорее юркнуть обратно в кондиционированную прохладу отеля.

Уже ближе к вечеру любопытство и желание посмотреть по сторонам берут верх над стремлением спрятаться от духоты и ошеломленностью от восточной круговерти среди почти по-манхэттенски урбанизированного пространства, окруженного Аравийской пустыней. Дубай предстает в новом, совершенно ином виде, захватывая воображение и погружая в экзотический, но в то же время вполне дружелюбный и лишенный какого-либо дискомфорта мир.

В первые минуты в городе обращает на себя внимание роскошная, построенная в египетском стиле и египетским архитектором мечеть в районе Джумейра. В окружении зелени пальм и огненных цветов гибискуса она смотрится картинкой из «Тысячи и одной ночи». Подъехав ближе, видишь, что она — с иголочки новая (как, впрочем, почти все в Дубае), а на газонах замечаешь пластиковые шланги, дающие всему растущему на некогда безжизненном грунте самое дорогое, что есть в этой стране...

Торговые кварталы Дейры заманивают в свои недра, и ты попадаешь в сердце «Голд сук» — «Золотого рынка», где витрины буквально забиты драгоценным металлом. Редко попадаются там элегантные вещицы европейского дизайна — их надо искать в современных торговых центрах. Браслеты, цепочки — все восточной работы, массивные, желтоватого цвета, немного аляповатые и крайне недорогие. Но в «Голд сук» поражает именно обилие золота — блеск металла прямо-таки освещает улицы, запруженные туристами и местным людом.

Несколько шагов в сторону — и ты на Рынке пряностей. Сначала в узких проходах между лавками теряешься от обилия запахов и цветов некогда самого ценимого в Европе товара Востока. Разбегаются глаза, и постепенно чувствуешь, как тебя охватывает опьянение.

И наконец на набережной рассекающего город надвое узкого и длинного, словно река, залива Хор-Дубай (или по-английски «Дубай-Крик»), над которым вздымаются сияющие вывесками небоскребы, садишься на «водное такси» — арба, чтобы самым коротким путем вернуться в Бур-Дубай. Почти черная вода кажется маслянистой, а противоположный берег отражается подсвеченными ветряными башнями традиционных построек. «Водные такси» снуют туда и сюда, стрекоча моторами. На одном, тесно прижавшись друг к другу, сидят полтора десятка смуглолицых выходцев с Индостана в белых рубашках. С другого, со смехом прыгая с катера на катер, выбирается на берег стайка туристочек.

И вся эта речная жизнь — с ее видами, запахами, типажами — кажется, принадлежит не мини-государству в пустыне, а какой-то тропической стране в Юго-Восточной Азии...
Здоровый прагматизм

Дубай, один из семи эмиратов, входящих в состав ОАЭ, типичен и в тоже время не типичен для Ближнего Востока. По крайней мере, по Дубаю нельзя судить обо всем регионе. В этом мнении едины как живущие в Дубае иностранцы, так и его коренные обитатели.

— Мы страна очень космополитичная, — говорил Авад Аль-Сегайер, менеджер департамента туризма и коммерческого маркетинга правительства Дубая. — У нас живут представители 137 национальностей. А количество выходцев из стран Индостана, Европы, Ирана и Юго-Восточной Азии превышает даже число коренных дубайцев. И все они стараются жить вместе, не мешая друг другу.

В Дубае ревностно относятся к соблюдению заповедей Корана и местных традиций. Но при этом в Дубае есть индуистские храмы и христианские церкви. В стране не запрещены алкогольные напитки, но строго регламентированы их продажа и потребление. Женщины-немусульманки могут одеваться, как им заблагорассудится, конечно, не выходя за рамки приличий и не оскорбляя чувств окружающих. То есть: живи сам, но не мешай жить другим.

— Мы прагматики, — подытожил Авад Аль-Сегайер. — Мы учились на чужих ошибках. И в экономике, и в социальной политике, и в экологии.

Наслышавшись предварительно о строгостях и запретах, свойственных правоверным исламским государствам, поначалу на дубайских улицах чувствуешь себя неуверенно. Я боялся на улице поднимать к глазам камеру — вдруг в объектив попадет местная женщина или какой-то военный или правительственный объект? Не решался закурить — вдруг это здесь считается оскорблением общественной морали?

Но это проходит через пару часов. Местные законы строги и суровы, но не доведены до абсурда. А некоторые из них даже вызывают желание перенести их и к нам, в Россию. За брошенный на улице окурок или жвачку можно, например, нарваться на штраф в 500 дирхамов (около 140 долларов). Побывавшие в Египте будут «разочарованы» — в Дубае не выплеснут под ноги помои из-за двери, а на крышах соседних с гостиницами домов не окажется свалок мусора...

Ситуацию в стране, в смысле безопасности для жизни и строгости в соблюдении законов, лучше всего проиллюстрировать заметками из местной газеты «Галф ньюс»: «Индиец, замеченный в попрошайничестве на улице, будет выслан из Дубая».

Или самое примечательное. «Таксист вернул владельцам забытую в его машине сумку с килограммом (!!!) золотых украшений. Причем для этого ему пришлось съездить на расстояние 150 километров!»

Современный Дубай создавался на глазах одного поколения. В городе мало что осталось от прошлого. Поэтому главными историческими реликвиями города считаются старый квартал Бастакия, этнографическая деревня ловцов жемчуга, небольшой форт, в котором ныне разместился Национальный музей Дубая, и дом шейха Сайда Аль-Мактума. Последний не только представляет собой образчик традиционной архитектуры, но и вмещает любопытную коллекцию фотографий — как выглядел Дубай до 60-х годов. Горсть домишек на берегу в окружении песка. Рыбаки. Некоторые снимки испещрены какими-то размазанными точками, которые я вначале принял за фотографический брак.

Оказалось, это — саранча, которая нередко гигантскими стаями мигрировала по безлюдному, безжизненному пространству. И только на аэросъемке, по характерным изгибам Дубай-Крика можно удостовериться, что это действительно то самое место, где сегодня стоит процветающий город.

Конечно, нефть дала толчок развитию города и страны. Но подлинный создатель современного Дубая, какой он есть сегодня и каким он будет завтра, — прагматизм и дальновидность. Запасы нефти могут закончится уже через десять-двадцать лет. Но это не будет означать конец процветанию Дубая.

Прагматизм — в отношении как экономики, так и экологии, прекрасно виден на таком примере. Чтобы уменьшить зависимость экономики страны от добычи нефти и производства нефтепродуктов, в Дубае был построен алюминиевый комбинат.

Масса тепловой энергии, которая в другом месте просто выбрасывалась бы в воздух вместе с идущей на охлаждение водой на заводе и расположенной неполадку электростанции, используется для опреснения морской поды, за счет чего этот дорогостоящий процесс в Дубае значительно дешевле и гораздо более экологичен, чем в других местах. И, надо сказать, почти все в Дубае создавалось и создается по аналогичной схеме: выбирается самое лучшее, самое эффективное, самое безвредное для окружающей среды.

Дубай сегодня стал крупнейшим торговым и деловым центром Ближнего Востока. Дубай «на все сто» эксплуатирует и свое удачное расположение, используя традиционные связи со странами Персидского залива. Восточной Африкой, Индией. Товары крупными партиями доставляются в Дубай, а оттуда — на традиционных арабских шхунах доу перевозятся даже туда, куда прямые поставки затруднены.

Современный порт переместился с Дубай-Крик непосредственно на берег Персидского залива (всего в Дубае пять портов, причем один из них — в Джебель-Али — крупнейший искусственный порт в мире), а набережная Дейры так и осталась колоссальным причалом для доу, которые загружаются и разгружаются там сутки напролет. В самом Дубае насчитывается 600 доу, но ежегодно в его порт заходят 6-7 тысяч этих шхун из стран Персидского залив и Индийского океана...

Отличная инфраструктура, разумная налоговая политика (в Дубае нет налога на прибыль, подоходного, корпоративного налогов, НДС), превосходный сервис — все это делает Дубай очень привлекательным для бизнесменов. Они же выбирают Дубай и как место проведения различных семинаров и конференций...

Так что в XXI век Дубай входит уже не столько как страна нефти, сколько как деловой, торговый и туристский центр. Доходы от нефти в свое время были лишь использованы для создания его будущего потенциала, уже в 80-е превратив страну в общество, живущее по канонам 2000 года.
«Провод голдаров»

Наши соотечественники уже довольно прочно освоили Эмираты — по числу визитеров они занимают четвертое место в списке предпочтений россиян, отправляющихся за рубеж. Во многом это связано с обилием здесь всевозможных товаров при низких ценах.

Россиян довольно нетрудно распознать в пестрой разноязыкой толпе Дубая. Некоторые из них одеты вроде бы во все западное, но что-то неуловимо общее присутствует почти у всех.

Некоторые облюбовали уже какие-то определенные магазины и магазинчики, оставляя в них свои огромные тюки и знакомые всем по московскому метро прочные клетчатые сумки. Есть и такие, кто уже «пустил корни» в Дубае и выступает в качестве агентов, работая на комиссионных — отправляются на пляжи, особенно популярные у россиян, ловят клиентов для магазинов. Правда, попотеть приходится изрядно — костюм должен в любую жару соответствовать их роли торговых агентов.

Как-то вечером, проходя по торговой улочке, вдруг услышал, как женщина — явно восточного вида — прощалась с продавцом, выходя из магазина, на русском языке. Подумал, что, может, послышалось, или уже начались галлюцинации от жары, а потом пригляделся.

Нет, не ошибся — на женщине было узбекское национальное платье. И все стало ясно — на каком же еще другом языке могла она общаться с выходцами с Индостана? Английский в советских школах известно как учили. Дубай — не Турция, где можно объясниться, используя общие тюркские корни. А русский все-таки остался языком «межнационального общения», несмотря на все суверенитеты.

Полезность знания русского языка усвоили ныне и многие дубайцы. В некоторых лавочках продавцы весьма бойко лопочут на «великом и могучем» и даже визитные карточки переводят на русский язык. Правда, не обходится без курьезов.

Как-то вечером в гостинице я рассматривал целый ворох карточек, что мне насовали владельцы магазинов, в которые я заходил по большей части, чтобы в их кондиционированной прохладе перевести дух от жары. На одной из них, сверху, рядом с указанием телефона, заметил крупную надпись «Провод Голдаров».

Что бы это могло значить? Фамилия Голдаров меня не удивила — наверное кто-то из наших детей гор открыл свой бизнес в Дубае. Запросто. Но почему «Провод»? Я пригляделся к визитке повнимательнее. Адрес магазина с названием района и улицы был дословно переведен на русский — так что узнать подлинные имена можно было с трудом, к тому же русские буквы «и», «ч» и «у» заменяли друг друга весьма произвольно. И лишь перевернув карточку, я разобрался во всей этой абракадабре. «Английскую» сторону украшал логотип фирмы — «Gold Arrow» — то бишь «Золотая стрела». А рядом с указанием телефона стояло: «Gable: Goldarrow».

Все стало ясно: в «русском» переводе простая вроде вещь, как «Адрес для телеграмм», превратилась в «провод», а название фирмы — в «кавказскую» фамилию...
Оазис с одним выходным

В Дубае трудно представить, что ты находишься в оазисе среди песков. Слово «оазис» представлено только в названии одной из гостиниц города да на плакатах в магазинах компакт-дисков, предлагающих новый альбом английской группы «Оазис» «Be Hеrе Now». Кстати, заглянув туда в конце сентября, можно было наблюдать весьма любопытное зрелище.

Длинные очереди (явление небывалое для страны) выстраивались к прилавкам за только что поступившим в продажу «синглом» Элтона Джона «Свеча на ветру», посвященным погибшей принцессе Диане. Бум, вызванный гибелью всеобщей любимицы, в этой считающейся консервативной исламской стране ощущался не меньше, чем в Западной Европе.

В первый же день продажи — 25 сентября — в одном из магазинов весь запас компакт-дисков из 105 штук разлетелся за два часа, в другом — все имеющиеся 500 штук были проданы до вечера. И это несмотря на цену в 25 дирхамов всего за три песни! Причем добрую половину покупателей в этих очередях составляли местные женщины, закутанные в черные одеяния, с лицами, укрытыми чадрой.

Чувство удивления вызывал у меня и вид местных женщин, лихо мчащихся за рулем мощных джипов, или молодых людей в белоснежных диш-дашах (здесь так называют галабеи), катающихся на коньках по искусственному льду в одном из дубайских отелей.

Один молодой государственный чиновник, носящий такую же белую одежду, которая пред ставляет нечто вроде формы для правительственных служащих, но в свободное время переодевающийся в джинсы и футболку, признался мне, что большинство его друзей живет в Англии, где он сам в свое время учился, и что там он чувствует себя гораздо лучше, чем в некоторых соседних арабских странах — с их бестолковостью, жуликоватостью и грязью. И отдыхать он ездит на Сейшелы и Маврикий...

Так что религия — религией, традиции — традициями, но живут дубайцы общими интересами и увлечениями со всем западным миром. Удивительная цивилизация, созданная всего за три десятка лет на нефтяных дрожжах и здравом смысле. Поэтому и европейцы чувствуют себя в Дубае в своей тарелке, не боясь звучащего на фоне бушующих совсем рядом конфликтов словосочетания «Ближний Восток».

— Ну где будем обедать? — спросила австралийка Габриэла, менеджер по общественным связям гостиницы «Холидей Инн Краун Плаза». — Итальянский, иранский, японский ресторан? Любите японскую кухню?
— Да, это здорово...
— Ну, отлично. Идем в японский.
Глядя на миловидную, с раскосыми глазками официантку в кимоно, ставившую на стол подносики с суси, сусими и темпурой, я поинтересовался:
— А она — японка?
— Все они филиппинки, — Габриэла, слегка нагнувшись ко мне и наигранно делая вид, что разглашает великую тайну, перешла на полушепот. — Но chef — настоящий японец.

От обсуждения достоинств кухни Страны Восходящего Солнца разговор перешел на Японию в целом, и Габриэла вспомнила, как ездила в отпуск погостить к своему другу, работающему в небольшом городке неподалеку от Токио. Конечно, ей понравилось в Японии. Но незнание японцами английского! И Габриэла рассказывала, как она регулярно проезжала свою автобусную остановку, не имея возможности ни у кого спросить, где ей выходить.

А вот в Дубае она чувствует себя как дома. Да, летом жарковато и душно. Но осенью, зимой и весной тут отлично. Прекрасно гулять, джоггингом многие занимаются. И здесь масса развлечений — гольф- и яхтклубы, пляжи, постоянные выставки и ярмарки.

Может, именно поэтому европейских женщин, постоянно живущих в Дубае, несложно отличить от туристок — не только по более строгому костюму, но и по не особенно загоревшей — для южных широт — коже?

— И потом, у меня здесь масса друзей, — продолжала Габриэла. И я, наблюдая, как легко и по-приятельски общается эта молодая австралийка и с государственными чиновниками в диш-дашах — потомками гордых бедуинов, и с выходцами из Индостана и Филиппин, для которых некогда заброшенный утолок аравийской пустыни стал новой родиной, я не мог не верить ее словам.

По крайней мере, Гельмут Мекельбург, генеральный менеджер гостиницы «Роял Абджар Хотел», который уже шесть лет живет в Дубае, заметил:

— Здесь очень легко стать членом общества и завести друзей. Такой активной социальной жизни нет нигде. Ты только сюда приехал и вот случайно с кем-то познакомился в магазине. Тебя зовут в гости. Ты оставил свои карточки, и вот ты уже в гостевых списках нескольких семей, компаний, фирм. Я получаю по три-четыре приглашения на презентации, вечеринки, обеды ежедневно...

Единственное, похоже, что тяготит европейцев в Дубае — наличие всего одного выходного — он здесь в пятницу.
— Никогда не успеваю толком отдохнуть и отоспаться, — сокрушенно покачивая головой, пожаловалась швейцарка Фабьена Ролланден, коллега Габриэлы и Гельмута, из гостиницы «Хайатт Ридженси». И, обращаясь уже к нашему верному опекуну Сайду Аль-Джафлаху из департамента туризма, в шутку добавила:
— Может, сделаете еще один выходной?

Сон нужен в Дубае лишь для отдыха. А не для того, чтобы увидеть сказку. Она — из «Тысячи и одной ночи» — только образца двухтысячного года — существует там наяву.

Никита Кривцов
Дубай


отдых в дубай

отдых в дубай
Азербайджан
Армения
Афганистан
Бангладеш
Бахрейн
Бруней
Бутан
Вьетнам
Грузия
Израиль
Ирак
Иран
Иордания
Индия
Индонезия
Казахстан
Камбоджа
Катар
Кипр
Китай
Кувейт
Кыргызстан
Лаос
Ливан
Малайзия
Макао
Мальдивы
Монголия
Мьянма
Непал
ОАЭ
Оман
Пакистан
Россия
Саудовская Аравия
Сирия
Сингапур
Северная Корея
Тайвань
Таиланд
Таджикистан
Туркменистан
Турция
Узбекистан
Филиппины
Шри-Ланка
Южная Корея
Япония
отдых в дубай
 
отдых в дубай Rambler's Top100
О проекте |Карта |Карта отелей
(c) Void Limited Co, 2005
www.panasia.ru