история валаамского монастыря - сергий валаамский  Азия
история валаамского монастыря - сергий и герман валаамский
 история валаамского монастыря - сергий валаамский
история валаамского монастыря - сергий валаамский
история валаамского монастыря - сергий валаамский
история валаамского монастыря - сергий валаамский
 / 
 / 
 / 
Валаам/ история валаамского монастыря
Выбор отеля
 
страна
курорт
категория отеля
Отзывы по отелям
 
страна
курорт
категория отеля

история валаамского монастыря - сергий и герман валаамский

 

Исторические сведения
о преподобных Сергии и Германе Валаамских

О Валаамском м-ре

Основатели Спасо-Преображенского Валаамского монастыря преподобные Сергий и Герман, согласно церковному преданию, были греческими священноиноками, пришедшими в X веке во владения Великого Новгорода вместе с первыми православными миссионерами. Исторические сведения об основателях Валаамского монастыря скудны. Не раз во времена вражеских нашествий (XII, XVII века) монастырь переживал опустошение, на долгие десятилетия прерывалось здесь иноческое служение. Во времена нашествий уничтожались церковные памятники, монастырские святыни, не раз были сожжены и разграблены богатейшие монастырские библиотека и хранилище рукописей. Утрачено и Житие преподобных Сергия и Германа Валаамских. Свидетельством иноческого подвига преподобных стали церковное предание и древние летописные памятники. В XVI веке уже было утрачены многие исторические документы, об этом свидетельствует древний синодик Валаамского монастыря, после разорения обители в 1611 году хранившийся в Староладожском Васильевском монастыре. Этот синодик является единственным историческим документом, написанным на Валааме, в котором отражено подлинное знание о первоначальниках обители. В синодике в списке игуменов упоминаются преподобные Сергий и Герман1.
Смысл иноческого жития преподобных Сергия и Германа состоял в просвещении светом Христовой веры языческих карельских племен, в утверждении Православия на Севере Руси, в основании монашеской обители, которая стала оплотом Православия в ранние века христианского просвещения. Об этом свидетельствуют древние жития, в частности Житие преподобного Авраамия Ростовского, в котором повествуется о его пребывании на Валааме, о существовании здесь православного монастыря уже в X веке. Древние новгородские летописи сообщают об обретении мощей преподобных Сергия и Германа и перенесении их в Новгород во время нашествия шведов в 1163-1164 годах2. "В лето 1163. О архиепископе Иоанне. Поставиша Великому Новуграду архиепископа Иоанна Перваго, а преж были епископы. Того же лета обретены быша мощи и перенесены преподобных отец наших Сергия и Германа Валаамских, Новгородских чудотворцев при архиепископе Новгородском Иоанне..."3.

Именно тогда состоялось местное прославление основателей Валаамского монастыря и было положено начало церковному почитанию преподобных Сергия и Германа в пределах Новгородской епархии. Свидетельством их церковного почитания является наличие их в Соборе Новгородских святых, упоминания в службе "Всем русским святым", составленной в XVIII веке4, а также прориси и иконописный текстовой подлинник XVIII века. Текст подлинника гласит: "Сергий подобием сед, брада Александра Свирскаго, ризы преподобническия, схима на плечах"5. Герман сед, брада покороче Власиевы, ризы преподобническия, схима на плечах"6. "Сергий сед, брада аки у Александра Свирскаго, ризы преподобническия, на плечах схима. Герман сед, брада аки у Кирилла Белоезерскаго, риза преподобническая, на плечах схима"7.

В начале XVIII века были известны иконы преподобных Сергия и Германа8. Напоминание об утраченном житии преподобных встречается в многочисленных списках "Валаамской беседы", памятника церковной публицистики XVI-XVII веков. Зачало "Беседы" несомненно является отрывком из сентябрьских Миней, где повествуется о перенесении мощей преподобных Сергия и Германа (Карельских чудотворцев) из Новгорода в монастырь Всемилостивого Спаса по утишении военной опасности, по-видимому, в 1182 году, что подтверждается новгородскими летописными источниками9. Первоначальное место подвигов преподобных Сергия и Германа указывается на Святом острове. Так говорит предание, известное при игумене Ефреме, во второй половине XVIII века10. Также данный факт подтверждает и шведский атлас, в котором на карте острова Валаама Святой остров именуется как Vanho Valamo - Старый Валаам и на этом острове указан крест.

В грамоте Новгородского митрополита Варлаама от 27 мая 1592 года излагаются некоторые правила Валаамского общежития: "Жить по чину монастырскому благочинно, смирно, безмятежно, по преданию отеческому и по закону преподобных Валаамских первоначальников Сергия и Германа - общежительством. Закон и начало, исстари положенные в Валаамском монастыре, не разорять, но сохранить со всяким благоговением. Жить в согласии всей братии и слугам вкупе, единомысленно и меж себя в послушании. Монастырское содевать по совету, с сбора всей братии; без братского собора не должны действовать ни старец, ни слуга. Общину соблюдать по-прежнему: платье и обувь давать по старине, из монастырской казны как братиям, так и слугам. Казначея во всяком обиходе: приходе и расходе, считать вправду по спискам"11.

Чрезвычайно широкое распространение "Валаамской беседы", известной во множестве списков XVI, XVII, XVIII веков, свидетельствует о высоком духовном авторитете основателей Валаамского монастыря, так как именно их духовными устами изложена позиция нестяжателей в известной церковной полемике XVI века.

В 1611 году монастырь был разорен шведами, и на острове жили шведские колонисты. В 1685 году, в царствование Великих Князей Иоанна Алексеевича и Петра Алексеевича, шведы захотели откопать мощи преподобных и надругаться над ними, но Господь молитвами преподобных вскоре послал на них великий недуг и расслабление членов, поэтому они устрашились и над мощами их устроили часовню.

В том же году архимандрит Тихвинского монастыря Макарий повергнул на имя Российских самодержцев следующее прошение:

"Милостивые Государи и Великие Князи Иоанн Алексеивич, Петр Алексеевич, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержцы, пожалуйте нас, богомольцев своих; не дайте, великие государи, тех святых Германа и Сергия Валаамских, паче же и Российских древних преславных чудотворцев, их мощем у проклятых лютор в поругании быть: повелите, государи, те святые мощи с того Валаамского острова от их лютерского поругания пренести в свое царское богомолие монастырь, дабы оне, проклятые люторы, тем не возносилися и святым нашим поругания не чинили, и за сие бы от окрестных государств, которые ныне состоят в благочестии и содержат закон греческий, поношения и укоризны не было; паче же премудрый Господь Бог за сие люторам, на святыя наша попущение, на нас праведного своего гнева не послал. Воистину великие Государи, тии святые Герман и Сергий, Валаамские чудотворцы, преславные, еще живи быша и тогда прорицаху настоящая, будущая, яже о сем, великие Государи, сотворите прилежное радение, дабы тех святых Германа и Сергия Валаамских, паче же Российских православных чудотворцев, многочудесныя их мощи от проклятых лютор в поругании не были. За сие же вашу государскую благую ревность и за прилежное тех святых Германа и Сергия чудотворцев о вас молитвы подаст вам Господь Бог милость Свою и покорит вам вся враги, возстающия на Православную нашу Христианскую веру, под ноги ваша, о сем молим вас, милостивых и премилостивых великих государей. Мы богомольцы ваши и милости просим великие Государи Цари смилуйтесь".

В 1764 году капитан Яков Яковлевич Мордвинов посетил Валаамский монастырь. В своих записках он описывает Святой остров, место первоначальных подвигов преподобных Сергия и Германа: "К святому острову пристали с западной стороны, а в других местах пристать невозможно, понеже все каменные горы на утесе, а где пристали на берегу, крест деревянный и - восход на гору весьма крут. В половине горы часовня деревянная и в ней образы. Часовня поставлена и образы написаны при игумене Ефреме. Позади той часовни пещера в каменной горе, где преподобные спасались. Проход во оную тесен, и проходили на коленях. Вшед в пещеру, можно стоять двум человекам. В оной стоит деревянный небольшой крест и лежат небольшие два камня, а над входом в оную пещеру висят отломившиеся от горы каменья и некоторые лежат при входе, и видно, что упали с верха и расшиблись. По выходе из пещеры восходили на самую высоту горы, и проход весьма крутой, и над проходом висят каменья и деревья. Взошед на гору, площадь которой вся заросши лесом, и погуляв на той горе, спустились к своему судну. Святой остров от Валаамского отделяется проливом широтою на одну версту"12.

В 1755 году игуменом Ефремом был выстроен новый деревянный соборный храм, в котором имелся придел преподобных Сергия и Германа. Тот же путешественник Мордвинов так описывает сам монастырь: "Монастырь построен на горе каменной, церкви, колокольня и ограда деревянные. И всему оному монастырю взят план, и на плане означено: Соборная церковь Преображения Господня, в ней приделы: с южной стороны - святых Апостолов Петра и Павла, с северной - святого Апостола Иоанна Богослова, вверху с юга - святого Апостола Андрея Первозванного, с северу - святых праведных Захарии и Елисаветы, внизу с южной стороны - преподобных отец Сергия и Германа, Валаамских чудотворцев, где и мощи преподобных под спудом, а сверху сделаны раки, и на раки их положены живописные их образы"13.

К 28 июня 1789 года был выстроен и освящен новый соборный храм преподобных Сергия и Германа, Валаамских чудотворцев, казначеем Иннокентием с братией, где мощи их почивают под спудом. В 1817 году архимандритом Коневского монастыря Иларионом была составлена служба преподобным Сергию и Герману, Валаамским чудотворцам, и напечатана в Синодальной типографии с приложением поучительного слова на память их.

В 1819 году, 20 октября, Святейшим Синодом было предписано общероссийское почитание Валаамских угодников и определены дни церковного празднования их памяти 28 июня (11 июля н. ст.) и 11 сентября (24 сентября н. ст.).

Мощи преподобных Сергия и Германа и ныне почивают под спудом в Спасо-Преображенском соборе Валаамского монастыря. Свидетельством благодатной молитвенной помощи преподобных являются многочисленные чудеса, явленные по вере просящих и молящихся.

Основатели монастыря преподобные Сергий и Герман, Валаамские чудотворцы, не оставили нам своего жития, которое несомненно существовало, сохранились лишь краткие упоминания в летописях и древних рукописях. Но преподобные Сергий и Герман никогда не оставляли своего братства. Они продолжают свидетельствовать на протяжении тысячи лет свое незримое присутствие, охраняя своим молитвенным предстательством Валаамскую обитель. Свидетельством их богоугодной жизни стало множество чудес и исцелений, подающихся по вере просящих о молитвенном предстательстве преподобных Сергия и Германа, которые продолжаются и в настоящее время.

В монастырском архиве, находящемся ныне в Финляндии, в Ново-Валаамском монастыре, сохранился сборник "Чудеса преподобных Сергия и Германа с 1839 года по 1895 год"14. Составлен он был по благословению игумена Дамаскина, выдержки из него приводим далее.

Великие угодники Божии преподобные Сергий и Герман и по своем успении продолжают подавать исцеления и творят многие чудеса, которые обильно изливаются от их цельбоносных мощей всем с верой к ним приходящим.

Преподобные отцы наши Сергие и Германе, молите Бога о нас!

Явление преподобных Сергия и Германа жене священника, бывшего под началом* на Валааме15

(*сосланного в Валаамский монастырь за провинность на определенный срок. - Прим. ред.) В последние годы существования в Петербурге, в малой Коломне, Валаамского подворья (1822-1832 годы) пришла в тамошнюю церковь женщина пожилых лет. Помолясь несколько в преддверье, она приблизилась к иконе преподобных Сергия и Германа и, взглянув на лики праведников, с криком упала на колена. Бывшие тут старцы в испуге подошли к ней и спрашивали: что случилось?

Сквозь рыдание она могла вымолвить только два слова: "Это они". Напоследок успокоившись и помолясь со слезами преподобным, рассказала следующее: "Муж мой уже три месяца отправлен под начал в монастырь, а в какой, я не знаю. Много скорбела я о судьбе его; неизвестность приводила меня в отчаяние, от постоянной грусти силы мои истощились, я занемогла и слегла в постель. Одна молитва доставляла мне утешение, и я молилась! В передпрошедшую ночь во сне явились мне два старца монаха - эта икона есть живое подобие им, оттого, взглянув на нее, я и пришла в такое сильное волнение. Старцы утешали меня в моей скорби, говоря, что муж мой благополучно живет в Валаамском монастыре и скоро возвратится оттуда в Петербург, что эта разлука послужит к нашему взаимному счастию, потому что он исправился в это время от прежних своих слабостей и более в них не впадет! С радости я проснулась почти здоровая, рассказала свой сон и узнала, что точно есть Валаамский монастырь на острове Ладожского озера, а подворье его у нас в Петербурге в Коломне, поэтому сегодня пришла сюда и увидела лики своих благовестителей, преподобных Сергия и Германа. Я нимало не сомневаюсь, что это они явились мне в сонном видении".

Чрез несколько дней жена священника приезжала на подворье воздать благодарственную молитву Валаамским чудотворцам и рассказала, что муж ее точно был на Валааме и возвратился в предсказанное время в полном здравии.

Часто и потом благочестивая эта женщина и с мужем бывала на подворье, и езжала в монастырь на поклонение нетленным мощам угодников Божиих. Упоминаемая здесь икона преподобных Сергия и Германа находилась в Валаамском монастыре в иконостасе церкви Живоначальной Троицы.

Видение схимонаха отца Порфирия и рассказ монаха Каллиста

Случилось мне, говорил монах Каллист, слышать рассказ блаженной памяти схимонаха отца Порфирия, как Господь сподобил его видеть преподобных Сергия и Германа, Валаамских чудотворцев. Накануне памяти перенесения честных мощей сих угодников Божиих (из Новгорода обратно на Валаам в 1179 году, сентября 11-го), благоговейный старец Порфирий во время всенощного бдения во храме преподобных, где почивают нетленные их мощи, стоял в приходе за алтарем, подле окна, что против самого престола, на аршин не более расстоянием от него. Вдруг видит во время величания по обе стороны престола Божия явились два светообразных старца в схимах. Лучезарное сияние разливалось от них и озаряло священнослужителей и молящихся.
При каждом возглашении клиром: "Ублажаем вас, преподобные отцы наши Сергие и Германе!" - старцы благословляли всех. По прочтении же Святого Евангелия оба вышли царскими вратами из алтаря и, еще благословив предстоящих, стали невидимы.

Видение послушнику Семену, впоследствии монаху Савватию, преподобных Сергия и Германа

1840-го года седьмого января утром Валаамского монастыря казначей Виктор и нарядчик монах Нил с благословения игумена Дамаскина ездили в санях на Ладожское озеро за Никольский остров посмотреть, благополучно ли переплавляется в Сердоболь монастырская почта.
Погода была ясная и мороз жестокий. На возвратном пути близ Петровской рыбной ловли прозябнувшая лошадь пустилась бежать во всю прыть и со всего маха ввалилась в полынью. Монахи считали себя погибшими и молились об отпущении грехов своих, но к счастью их на озере случились монастырские работники и по какому-то тайному указанию прибежали прямо к месту, где погибали казначей со спутниками. С большим трудом вытащили их из полыньи и отправили в монастырь.

Нарядчик, проводив казначея в его келлию, пошел в рабочую избу, где он тогда жил, и по дороге постучался в келлию соседа, помощника своего, послушника Семена (ныне монаха Савватия). Тот вышел и, увидев отца Нила мокрым и обмерзшим, с ужасом и удивлением отступил в свою келлию. Нил вошел туда же, желая его успокоить, и узнал, что Семен смущен более чудным сном, который он только что видел. Ему снилось случившееся происшествие, при тех же обстоятельствах, как и наяву. Семен побежал на помощь. За монастырскими западными воротами встретились с ним преподобные Сергий и Герман, судя по сходству с иконами сих чудотворцев. У одного из них был в руке большой деревянный, чудной отделки старинный крест.

Старец спросил Семена: "Куда он бежит?" "Спасать утопающих", - отвечал Семен. "Останься, они будут спасены, возьми это" - и хотел дать бывший у него в руках крест, но другой угодник остановил его, сказав ему: "Не надо, он не хочет остаться в нашем монастыре". "Нет, останется", - возразил первый, и в это время Семен проснулся от стука в дверь своей келлии, вышел и встретил спасенного Нила.

Спасение иеромонаха Макария

Когда рыбные ловли на реке Кюмени принадлежали Валаамской обители, управлявший ими иеромонах Макарий (впоследствии архимандрит и настоятель Соловецкого монастыря), осматривая раннею весною свое хозяйство, оступился и упал в пороги. В одно мгновение волны Кюмени покрыли пеною свою жертву и с ревом умчали под лед!..
Нельзя было сомневаться в погибели Макария, и православные свидетели этого несчастия, осенив себя крестным знамением, промолвили: "Упокой, Господи, душу иеромонаха Макария!" Но о неисповедимость милосердия Божия! Отец Макарий явился на камне, сажен с лишком за тридцать от места своего падения жив и невредим, проплыв все это пространство подо льдом!

Когда же недоумевающие работники пришли к нему, чтобы помочь выйти на берег, отец Макарий рассказал следующее: "Едва я почувствовал себя в воде, возмолился к преподобным отцам нашим Сергию и Герману: угодники Божии, спасите меня от кончины без покаяния! - два старца черноризцы взяли меня под руки и вынесли, как видите, невредимо на этот камень!.."

Близ Господь всем призывающим Его... во истине... молитву их услышит и спасет я (Пс. 144, 18-19).

Рассказ Валаамского монаха Саввы

Осенью 1832 года артелью по обыкновению в семь человеке отправились мы ловить рыбу в Ладожское озеро, на остров Тейне, в двадцати верстах от Валаама. Внезапно скорчило мне левую ногу в коленке. Целую неделю я не мог работать, а время благоприятное для ловли уходило. Я горевал крепко. Ночью в самое заговенье на Филиппов пост ползком на одном коленке я выбрался из избы на двор и, оборотясь к Валааму, стал молиться преподобным Сергию и Герману, чтобы исцелили меня от недуга моего, обещая прожить несколько времени на послушании в их монастыре.
По молитве воротясь в избу, я лег на полу и прикрылся шубою. Ночь была темная и бурная. Вдруг в избу входят два старца и стали что-то говорить, но слов их хорошенько разобрать не мог: от испуга я закутал голову в шубу, в этом положении и уснул. Утром, проснувшись, я потянулся, боли в ноге не чувствовал, она выпрямилась совершенно и на другой день я уже работал!

Будучи вполне уверен, что я исцелен преподобными Сергием и Германом, воротясь домой, я хотел тот час же исполнить свое обещание - идти в Валаамский монастырь, но мать и брат долго мне этого не позволяли; однако ж потом отпустили, и я, прожив год в обители, со свидетельством игумена Вениамина ездил на родину за увольнением от общества для вступления в монашество. Родители более не прекословили и благословили мне поступить, как Бог вразумит.

Вот уже семнадцать лет, как я живу в монастыре; за молитвами святых угодников Сергия и Германа несу свое послушание, рыбачу благополучно. Ни разу не был болен и в нынешнем году сподобился ангельского чина с именем Саввы.

Сегодня годовщина чудного моего исцеления (14 ноября 1849 года), и я рад, что в этот день Господь сподобил меня передать для записанья дивную милость Его, явленную на мне, грешном, чрез преподобных Сергия и Германа, Валаамских чудотворцев.

Об исцелении и жизни петербургского купеческого сына

Иоанна Федоровича Семина

Иоанн Федорович Семин родился в 1828 году. В детстве он отличался необыкновенною живостию характера, к учению был прилежен, во всех поступках своих обнаруживал рассудительность, превосходившую лета. В отроческом возрасте он помогал уже родителю в делах торговли. Расторопность и сметливость юноши обещали купца умного в летах зрелых; но едва исполнилось Иоанну 18 лет, как по следующему необыкновенному случаю характер и склонности его изменились. Однажды, возвратясь из лавки домой, он почувствовал себя необыкновенно утомленным и по совету матери лег отдохнуть. Усыпление продолжалось трое суток! Все сочли его умершим, лишь приложенное к устам зеркало обнаружило в нем признаки жизни.
Когда же он очнулся, то, казалось, от сильного внутреннего волнения не мог словами отвечать на вопросы родителей. Знаками он потребовал аспидную доску и написал, что голоса их не слышит, что во сне являлся ему старец, подобный Святителю Николаю, как обыкновенно изображают сего чудотворца на иконах.

Старец поднял его за руку с ложа и велел следовать за собою. Они шли лесом, переходили речку, в которой Иоанн едва было не утонул без помощи вожатого. Напоследок старец показал ему большое озеро и на нем остров с часовнею, которую он называл своею. Из-за часовни виден был каменный монастырь. Когда же взошли на половину горы, служащей подножием монастырю и где иссечены крест и надпись, когда устроена здесь дорога, Иоанн заметил приближающихся к ним двух благообразных схимников и спросил проводника своего: "Кто они?" "Это Валаамские настоятели", - отвечал старец и, обратясь к ним, сказал: "Возьмите юношу к себе и исцелите!" "Хорошо, - отвечали схимники, - если он согласится жить в нашей обители". Старец стал невиден, и схимники повели Иоанна далее, тут он проснулся. Чрез малое время язык Иоанна разрешился, но глухота осталась. Первыми словами его была просьба отправить его немедленно на Валаам для совершенного исцеления. Несмотря на суровость зимы, родители не могли долго противиться его желанию и мать повезла больного в Валаамский монастырь. Дорогою Иоанн признавал многие встречавшиеся предметы за виденные им в таинственном сне, и чем ближе подъезжали к монастырю, тем нетерпение его становилось сильнее. Наконец, не доезжая верст четырех до Валаама, едва завиднелась Никольская часовня, Иоанн выскочил из саней и пустился бежать по глубокому снегу к острову, крича: "Вот часовня Святителя Николая, которую он показывал мне во сне!"

На другой день по прибытии в обитель Иоанн во время заутрени утомился и вздремнул, присев на скамью. Снова предстал ему Николай Чудотворец и велел немедленно после ранней обедни отслужить молебен преподобным Сергию и Герману.

Когда перед окончанием молебна юноша стал прикладываться к раке Валаамских чудотворцев, он внезапно почувствовал, что из ушей его вытекла какая-то влага в небольшом количестве, и вдруг услышал молебенное пение! Слух его отверзся навсегда.

С благоговейною радостию сообщил он о своем исцелении матери и другим предстоявшим. Все восхвалили Господа, столь дивно прославляющего угодников своих Сергия и Германа.

Признательный Иоанн решился посвятить себя служению преподобным, и все просьбы матери не могли отклонить его от этого намерения. Он остался в числе послушников Валаамской обители. Здесь жизнь его была жизнию призванника Божия: он, как бы опытный подвижник, мыслию постоянно возносился к Творцу вселенной, уста занимал молитвою, а тело трудами. Тихая задумчивость не сходила с юного чела его, и никто не слыхал от него праздного слова!

Любимым местом уединенных его прогулок был берег озера, около упраздненной пещеры старца Никона, где теперь игуменский сад. Тут часто видали его припавшим на камни и засматривающимся на красоту цветка или бабочки. Тогда взоры его горели восторженною благодарностию к Содетелю всего прекрасного и по бледным устам струились слезы умиления!

Лукавый завистник спасения человека не оставлял искушать и благочестивого юношу разными страхованиями. Редкую ночь не тревожили его какие-либо соблазнительные или ужасающие видения, сопровождаемые иногда страшным шумом; слышавшие это приходили в его келлию, заставали уношу спокойным на молитве, а мебель вокруг него в крайнем беспорядке. К концу года пребывания своего на Валааме Иоанн занемог и по усильным убеждениям родителей своих возвратился в Петербург. Там он принес очистительную жертву Господу почти годовым телесным страданием. В болезненном своем состоянии неоднократно он сподоблялся почти наяву бесед Святителя Николая и преподобных Сергия и Германа. Угодники Божии облегчали его земные страдания надеждою на небесные радости, обещанные потерпевшим до конца.

Часто в видениях своих он переносился в места человеческой жизни Христа Спасителя, с особенным одушевлением говорил о берегах Священного Иордана. Все его рассказы о местностях удивительно сходствовали с описаниями путешественников, которых он однако ж никогда не читывал!

Последние дни жизни страдальца Господь благоволил утешить его великою семейною радостию: бабушка Иоанна была закоренелая раскольница, он увещаниями своими и просьбами обратил ее к Православию, между тем как все многолетние убеждения родственников не имели в том успеха!

Пред кончиною следующее знамение показало, что угодна бе Господеви душа его (Пр. 4, 14). В комнате Иоанна стояла икона Божией Матери. Больной почти не сводил очей с лика Пречистой Девы, и умная молитва неумолчно возносилась к Утешительнице всех скорбящих. Иоанн желал приложиться устами к святому образу Богородицы, но створы кивота так забухли, что никакими усилиями не могли достать иконы. За несколько часов до кончины Иоанна кивот сам собой открылся и пред иконой вспыхнула лампадка!

Иоанн с умилением облобызал длань, носившую Спасителя мира, и с тех пор стал готовиться к исходу из сей жизни. Напоследок настал великий час. Иоанн, попросив требник, вслух читал отходные молитвы и едва кончил, чистая душа юноши, оставив бренную оболочку, отлетела в обитель, уготованную праведным до начала мира. Восхищен бысть, да не злоба изменит разум его, или лесть прельстит душу его... Скончався вмале исполни лета долга (Прем. 4, 11, 14).

Когда тело опрятали и готовились класть во гроб, влетела в комнату никем доселе не виданная птичка, села на крышку гроба, пропела сладким голосом как бы напутственную песнь и исчезла.

Иоанн по собственному завещанию погребен в одежде послушника на Волковском кладбище 6 января 1846 года. При въезде в ворота тело его было встречено крестным ходом с Богоявленскою песнею: Во Иордане крещающуся Тебе, Господи! - которую усопший так любил воспевать в жизни. Блажен его же избрал и приял еси! Блажени чистии сердцем, яко тии Бога узрят.

Откровение ремесленнику Иакову Данилову, впоследствии монаху на Валааме

Монах Валаамского монастыря Исидор, будучи еще мальчиком в ученье портному ремеслу, разгорался уже любовию к иноческому житию, но лета и обстоятельства потушили было совсем этот святой пламень. Сделавшись искусным подмастерьем, он стал получить хорошее жалованье и предался душетленным удовольствиям сего мира. Мечты детства были забыты, а когда порой и вспоминал об них, то они казались уже смешными!
Но Господь не отвратил лица Своего от отрока Своего. Однажды в сонном видении ему представилось, что он приехал на богомолье к большому каменистому острову, покрытому дремучим лесом. Сойдя на берег, он должен был подняться на гору крутою гранитною лестницею. На вершине взоры его были поражены величественным каменным зданием монастыря, к которому вела тернистая липовая аллея, перед которой стояла большая каменная часовня.

Над святыми воротами возвышалась церковь, над окнами коей снаружи были три большие иконы. Помолясь пред ними, Исидор вошел в монастырь и, миновав двор и еще ворота, очутился на пространной площади перед большим храмом и по чьему-то указанию вошел в нижний этаж оного. Здесь представилась ему небольшая, пещере подобная церковь и посреди между царскими и северными вратами серебряная гробница. Он уразумел, что это вместилище святых телес, с благоговением пал ниц и услышал вокруг себя говор множества народа и слова: "Смотрите, угодник Божий Сергий восстал и благословляет!"

Исидор поднялся на колена и видит: в гробнице сидит седовласый старец и осеняет крестным знамением предстоящих. Радостный трепет пробежал по всем членам Исидора, он проснулся, но чувство святого восторга, произведенное видением, усладительно волновало его душу. Оно казалось ему знакомым!

Исидор вспомнил те минуты юности своей, когда после тяжких трудов дневных он в ночи стаивал на молитве, а в сердце его было так легко, так весело! Мысль об иночестве снова блеснула в уме его, снова в молитве он стал находить отраду!

Услышав от одного из своих приятелей о Коневском монастыре, Исидор поехал туда и там узнал о существовании Валаамской обители. Чрез неделю Исидор возвратился в Петербург, но здесь уже не находил прежних удовольствий - непреодолимое желание видеть Валаам влекло его из столицы. Наконец он выпросил у хозяина своего позволение говеть и поплыл на монастырском судне Валаама к пустынной обители преподобных Сергия и Германа. Дорогою он любопытствовал познакомиться с правилами жизни Валаамских отшельников, и рассказы инока-кормчего о тамошних подвижниках приводили его в умиление.

Завиднелись мрачные скалы Валаама, сердце Исидора сжалось как бы ожиданием чего-то необыкновенного; въехали в залив, омывающий подножие монастыря, - Исидором овладело недоумение: не бывал ли он когда здесь? Вышел на берег - и ему представилось то же местоположение, тот же монастырь, который видел во сне... Вот и серебряная рака, из которой святой Сергий благословил его! Благоговейный страх напал на Исидора - он познал указующий перст Божий и судьба его решилась: он навсегда остался на Валааме!

Избавление от потопления

Выборгской губернии Сердобольского уезда Кидельского прихода жена бобыля Анна Трофимова Савельева, сорока лет, шла с Майницкого острова озером домой и провалилась на тонком льду, имея на руках годовалого ребенка. Девочка пятнадцати лет шла несколько позади и не провалилась. Мать с ребенком была уже подо льдом. Утопая, она призвала на помощь Валаамских чудотворцев преподобных Сергия и Германа, обещаясь, если спасут, идти в обитель и там поговеть. Внезапно как будто руками подняли ее кверху; в то время подошедшая девочка, схватив утопавшую за платье, вытащила ее на лед с ребенком, и все они остались здоровы.
Видение преподобных сомневающемуся иноку

Поведал нам монах К., что когда он жил еще в новоначалии, то часто слышал среди молодых братий такие слова, что, дескать, наши преподобные отцы Сергий и Герман находятся не здесь, где стоит их рака, а где-нибудь в другом месте, а здесь, в соборе, их рака находится только для воспоминания о них и сами-то они еще неизвестно где положены.
Вот, наслушавшись таких речей, однажды я, стоя в церкви на хорах во время всенощной, когда читали кафизмы, стал об этом размышлять и, как бы соглашаясь с прочими, подумал: "А кто знает, может быть и в самом деле преподобных-то здесь нет? Ведь Валаам-то велик! Они, может, где-нибудь и в другом месте положены? Но только что я успел это подумать, как в душе моей произошло какое-то изменение. Внезапно мое сердце умягчилось. Пришло некое Божественное умиление: полились слезы из моих глаз и душа моя исполнилась каким-то дивным духовным чувством. Взглянув на иконостас, я узрел с правой стороны, у колонны, преподобных отцов наших Сергия и Германа, стоящих по обеим сторонам иконы Божией Матери, висящей на колонне, именуемой Валаамской. Одеты они были в мантии и полное схимническое одеяние. На схимах были видны кресты и можно было прочитать слова: "Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный" и т. д. В руках они держали свитки. Лица их были постнические. Глаза чудные, голубые. Настолько вид их был дивный и божественный, что, кажется, глаз бы от них не отвел. Они смотрели внимательно на братию, как бы следя и наблюдая за ними. Я глядел на них, у меня слезы лились из глаз, а душа как-то неизреченно радовалась и утешалась и горела любовью ко Господу и угодникам Его. От избытка своей радости, желая поделиться ею со стоящим рядом со мною иноком, я хотел показать ему видимое мною. Но только что успел я это подумать, как видение кончилось и преподобные стали невидимы. По-прежнему висела на колонне только икона Царицы Небесной.

После этого видения у меня все помыслы и сомнения о местонахождении наших преподобных совершенно исчезли и я твердо уверовал, что именно здесь, а не в ином месте находятся угодники Сергий и Герман. Здесь они почивают своими нетленными и многоцелебными мощами, духом будучи вне всего видимого и земного. Уверовал я, что они молятся за братию и помогают всем с верою и любовью припадающим к их честной раке, облегчая их скорби и нужды и врачуя немощи и неисцелимые болезни16.

Помощь благочестивой портнихе

В Петрограде в 1914-1916 годах жила одна благочестивая скромная труженица, некто М. П. Она была портниха, девица, глубоко верующая. На ее попечении находились старушка мать и младшая сестра, также нуждавшаяся в ее помощи. Усиленными трудами, с раннего утра до позднего вечера сидя за швейной машинкой, М. зарабатывала все необходимое для существования.
В течение десяти лет М. имела пламенное стремление побывать на Валааме, но из-за недостатка в денежных средствах никак не могла осуществить своего желания. Наконец прошлым летом она решилась на такой шаг: продала один из своих костюмов и поспешила исполнить свое благочестивое стремление. Валаам произвел на нее такое отрадно-неизгладимое впечатление, что она и потом, возвратясь домой, часто мысленно уносилась туда и каждый день, совершая вечернюю молитву, воображала, что находится на Валааме, в соборном храме, за вечерним монашеским правилом.

Но вот вдруг началась война. Работа у М. сразу прекратилась. Никому не до обнов. Источник дохода иссяк, а расходы вследствие вздорожания всего умножились. Тяжеленько приходилось М. Пришлось помаленьку кое-что продавать. К тому же, как почти и всегда, беда не бывает одна, за ней следует и другая. Заболела сестра, одна комната, сдаваемая жильцам, опустела. Чтоб не задолжать за квартиру, пришлось переехать в уголок. Прошел август, наступил сентябрь, работы ни на грош. Все, что можно было назвать лишним, уже распродано, осталась одна кормилица - это швейная машинка. Но и при таких тяжелых обстоятельствах М. не падала совершенно духом, не предавалась отчаянию. Она глубоко верила, что наконец Господь смилуется над ней и пошлет ей работу.

10 сентября М., находясь под давлением тяжелых чувств, вдруг озарилась светлою мыслью, вспомнив, что завтра на Валааме праздник преподобным отцам Сергию и Герману. Она поспешно собралась и пошла в Валаамскую часовню, что у Калашниковской пристани, ко всенощной. В кармане у нее находилось денег всего-навсего пять копеек. И вот она дорогою боролась с помыслом: как поступить - поставить ли свечку к образу преподобных или оставить на хлеб? По приходе в часовню она уже без колебаний решилась поставить свечку, всецело предавая себя на волю Господню и Его святых угодников.

Во время чтения Акафиста Преподобным, слыша, что они ублажаются как скорые целители больным, нищих кормители, вдов и сирот заступники, М. укреплялась в вере, что угодники Божии сильны и ей помочь, и она, прославляя их, усердно молилась и просила их помочь ей.

И упование М. не посрамилось. Молитва ее была услышана, и услышана скоро. На другой же день, рано утром, ей принесли работу. Затем она неожиданно встретила одну знакомую особу, которая, сочувствуя ее положению, дала ей взаймы немного денег. На крыльях радости в тот же день поспешила М. в часовню, чтобы излить угодникам Божиим молитвенную благодарность и отслужить им молебен за столь скорую их помощь.

На другой день принесли еще работы, затем еще и еще. И вот у М. в течение двух недель скопилось столько работы, что она вынуждена была взять помощницу, другую, а затем и третью. В настоящее время М. работает сама-четвертая и только-только успевает справляться с приносимою работою.

Это ли не чудесное знамение милости Божией, явленное чрез верных рабов Его, преподобных отцов наших Сергия и Германа!

Сообщая о сем чудесном событии отцу настоятелю, смиренная труженица М. с чистосердечною искренностью называла себя грешницей и недостойной такой милости Божией: "Я, - говорила она, - так и просила угодников Божиих, чтобы они помогли мне не ради моих добрых дел, которые весьма ничтожны, но так, то есть втуне, единственно ради их человеколюбия!"17

Письмо о явлении преподобных Сергия и Германа Валаамских

в 1991 году и о чуде исцеления

Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.
Благодать и мир Божий да пребудут с вами.

Дорогие духовные отцы и пастыри, бдители, и молитвенники, и наставники, и помощники своими святыми всесильными молитвами к Богу и святым вашим угодникам Сергию и Герману.

Дорогой отец наместник с причтом, спаси Вас Господь за ваши святые и усердные молитвы! Я хоть не знаю, но чувствую сильно и крепко. Наш послушник Григорий был у вас и рассказывал, как отцы трудятся в молитвах.

Душа моя и сердце загорелись Христовой любовью к вашему любимому Валааму, где пропитана земля подвигами, молитвами и слезами. Помолилась как могла и в слезах заснула. Вижу: входят в мою комнату два человека, подошли ко мне, в голубых одеждах, на груди золотые кресты. Благословили меня оба и дали приложится к своим рукам. Руки теплые и мягкие как пух, и сказали мне: "Мы с Валаама пришли к тебе пригласить тебя к нам погостить в монастырь. У нас очень хорошо и духовно тепло. У нас такое обширное и духовное и любвеобильное богатство духовное. Такого нигде нет, лишь только на Афоне. Такое богатство, даже иногда во время богослужения раскрываются Небеса. Приезжай к нам, у нас есть где устроиться".

Я сказала: "Святители, я не могу. У меня плохо с сердцем. Нарушен ритм сильно и поехать не могу". Тогда они второй раз меня благословили, положили руки на мою голову и сказали: "Ну спасайся, чадо! А приехать ты к нам должна". После сна я исцелилась. Ритм пришел в порядок и обновились силы духовные и телесные - я окрепла. Теперь я без слез не могу вспоминать святой любимый Валаам.

Раиса Михайловна Картушина

29.10.1991. Вильнюс

(Канцелярия Спасо-Преображенского Валаамского монастыря)

ПРИМЕЧАНИЯ:

1 ГИМ. Уваровская летопись. 5681. XVII в. Л. 185. РНБ. Погодинская летопись. 1403. XVII в.
2 Там же. 1953. XVII в.

3 Российская летопись по списку Софийскому. СПб., 1795.

4 РНБ. XVI.5.25. Инв. № 3964. Служба всем российским чудотворцам. Супрасль, 1786, с преждепечатной в Кракове. Служба составлена в XVI веке иноком Григорием. См.: "Журнал Московской Патриархии". 1949. № 8. В службе ошибочно упоминается преподобный Герман как Варлаам, о чем свидетельствует похвальное слово в котором говорится (л. 60): "Или благоуханнии Духа Божия сосуды Сергий и Варлаам Валаамския, новая духопросвещенная пророка". В самой службе преподобные упоминаются на л.3 - "Тайные днесь трубы, богоносные отцы возхвалим, Владимира преблаженого, ликовствующе, купно славим Антония, Феодосия и Дионисия, и наставники иноком, с нимиже блажим Сергия, Варлаама (Германа), и Кирила, Евфимия и Димитрия, Авраамия, Пафнотия и Макария, и вся русския светильники..."; (л.10): на стиховне стихира, Слава: "С нимиже купно Сергия и Варлаама (Германа) блажим, Кирила и Евфимия, Аврамия, Димитрия, Пафнотия, Макария...".

5 БАН. Двинское собрание. № 51. Л. 272, в отдельном перечне без указания дня памяти.

6 Там же. Л.263, в отдельном перечне без указания дня памяти.

7 РНБ. Собрание Погодина. № 1931. Л. 31. 10 сентября.

8 РГИА. Ф. 796. Оп. 24. Ед. хр. 217. Книга расходная о выдаче: по предложению Святейшего Синода прислать из Канцелярии о строении и конфискации святых образов и книг в разные места 1743 года мая 26 дня. Реестр конфискованных к присланным из разных мест образам, лампадам и книгам, которые Святейшего Правительствующего Синода отданы в домовую Преосвященного Никодима епископа Санкт-Питербургского и Слютербургского канцелярию. Л. 29. "№ 199 "Образ в молении преподобных Сергия и Германа, Валаамских чудотворцов, венцы и оклад серебренные, чеканой работы позолочен рубль. Оценка 1 руб."".

9 ЛОИИ. Собрание Лихачева. № 328. Оп. 1. № 243. "О святых великоновгородских епископах и архиепископах и преподобных и чудотворцах". Данное сказание составлено на основе рукописи, именуемой "Летописец соборный", XIV-XV века. В настоящее время, к сожалению, утрачено.

10 Записки капитана Якова Яковлевича Мордвинова, журнал о походах в Соловки и на Валаам - острова. 1744, 1752, 1764, 1784 гг. Памятники древней письменности. СПб., 1888. Т. 71. С. 41-48, 118-120.

11 Акты исторические, изданные Археографической комиссией. Т. 1. № 142. С. 235-236.

12 Записки капитана Якова Яковлевича Мордвинова, журнал о походах в Соловки и на Валаам острова. 1744, 1752, 1764, 1784 гг.

13 Там же.

14 Архив Ново-Валаамского монастыря (Финляндия). XII. Ед. хр. 8294.

15 Там же.

16 Там же. Ед. хр. 8120 "Валаамский патерик, или Сокровенная жизнь иноков на Валааме".

17 Карельские известия. 1915. № 8.

Составил иеродиакон ОНУФРИЙ (Маханов),

архивариус Спасо-Преображенского Валаамского монастыря


история валаамского монастыря - сергий и герман валаамский

история валаамского монастыря - сергий валаамский
Азербайджан
Армения
Афганистан
Бангладеш
Бахрейн
Бруней
Бутан
Вьетнам
Грузия
Израиль
Ирак
Иран
Иордания
Индия
Индонезия
Казахстан
Камбоджа
Катар
Кипр
Китай
Кувейт
Кыргызстан
Лаос
Ливан
Малайзия
Макао
Мальдивы
Монголия
Мьянма
Непал
ОАЭ
Оман
Пакистан
Россия
Саудовская Аравия
Сирия
Сингапур
Северная Корея
Тайвань
Таиланд
Таджикистан
Туркменистан
Турция
Узбекистан
Филиппины
Шри-Ланка
Южная Корея
Япония
история валаамского монастыря - сергий валаамский
 
история валаамского монастыря - сергий валаамский Rambler's Top100
О проекте |Карта |Карта отелей
(c) Void Limited Co, 2005
www.panasia.ru