Жизнь и наследие Сиримы Бандаранаике Шри-Ланка
жизнь и наследие сиримы бандаранаике
 Жизнь и наследие Сиримы Бандаранаике
Жизнь и наследие Сиримы Бандаранаике
Жизнь и наследие Сиримы Бандаранаике
Жизнь и наследие Сиримы Бандаранаике
Анурадхапура : Канди : Полоннарува : Галле
Выбор отеля
 
страна
курорт
категория отеля
Отзывы по отелям
 
страна
курорт
категория отеля

Жизнь и наследие Сиримы Бандаранаике

 

Шри-Ланка: Жизнь и наследие Сиримы Бандаранаике
Нижеследующая статья появилась на английской странице МСВС 26 октября 2000 г.

Чтобы рассмотреть жизнь бывшего шри-ланкийского премьер-министра Сиримы Бандаранаике, которая умерла 10 октября этого года, следует изучить центральные политические вопросы, которые встали перед островным государством со времени получения им формальной независимости от Британии в 1948 г. Это вдвойне необходимо, потому что из 52 лет независимого существования в продолжение 22 лет тот или иной член ее семьи возглавлял государство, а в течение 20 лет - был лидером оппозиции.

Как однажды заметила нынешний президент Чандрика Кумаратунга, вторая дочь Сиримы, функционирование государства на Шри-Ланке немного напоминает участие в семейном бизнесе. Этот комментарий может быть повторен ее братом Анурой Бандаранаике, руководящей фигурой ОНП (Объединенная Национальная партия), занимающим сегодня пост спикера в новоизбранном парламенте, с которого он, без сомнения, предполагает передвинуться на более высокий пост.

Однако историческое значение Сиримы Бандаранаике состоит не просто в основании политической династии. Напротив, его следует искать в решающей роли, сыгранной идеологией "бандаранаикизма" (общей смеси националистической экономической политики и сингальского шовинизма), которая оказалась столь полезной для шри-ланкийской буржуазии в борьбе против рабочего класса и крестьянских масс, а также в наследии, состоящем из кровавой гражданской войны, которое продолжает преобладать в политике, экономике и культуре острова.

Сирима Бандаранаике, урожденная Ратватте, родилась в 1916 г. в аристократической сингальской буддистской семье, которая сотрудничала с британскими завоевателями и участвовала в консолидации Кандианского королевства в горной части страны. В 1940 г. она вышла замуж за C.В.Р.Д. Бандаранаике, представителя столь же аристократической христианской семьи из равнинной части страны.

Хотя о политических взглядах ее молодости известно мало - она воспитывалась в привилегированном монастыре Святой Бригитты в Коломбо и проявила интерес к общественной деятельности, - на нее не могла не повлиять борьба рабочих плантаций тридцатых годов, возглавляемая вновь образованной партией Ланка Сама Самаджа (ЛССП), которая вызвала значительную озабоченность как британских колониалистов, так и местных феодальных землевладельцев.

Ее будущий муж родился в 1899 г. Его политическая карьера планомерно формировалась с самого начала нового века. Он поступил в Оксфордский университет в 1921 г. и стал секретарем Оксфордского союза в 1923 г. Принятый в адвокатуру в 1924 г., он включился в шри-ланкийскую политику в 1927 г., когда его избрали в городской совет Коломбо. В 1931 г. он был избран в Первый Государственный совет, учрежденный при британцах, и был избран во Второй Государственный совет, в котором он занимал пост министра местной администрации.

В то время как другие представители его класса, в большинстве своем получившие образование в Англии и презрительно относящиеся ко всему народному, довольствовались интеграцией в структуру Британской империи, Бандаранаике совершил определенную переориентацию, которая должна была иметь далеко идущие последствия. В 1932 г. он создает Сингала Маха Сабха (Великосингальский Совет). Он опирался на обращение к "рядовому человеку" и стремился к оживлению традиционной сингальской культуры. Это соединение популизма и сингальского шовинизма имело определенную политическую ориентацию, что вынудило ЛССП выступить с предупреждением, что при определенных условиях это может стать разновидностью "коричневого фашизма".

Шри-ланкийская элита не имела особого желания получить независимость от британского правления. В действительности она рассматривала Британскую империю как основу для сохранения своих классовых интересов и привилегий. Если бы это зависело от нее, так продолжалось бы и после Второй Мировой войны. Однако по ту сторону Полкского пролива "жемчужина империи" сотрясалась борьбой, которая сопровождала начало освободительного движения в Индии в 1942 г., и последствий для колонии на Цейлоне нельзя было избежать.

Более того, положение островной колонии рассматривалось как представляющее особые политические проблемы. В то время как в Индии движение за независимость находилось под руководством национальной буржуазии Индийского Национального Конгресса, на Шри-Ланке не было аналогичной организации. Борьба против британского правления возглавлялась рабочим классом под руководством Большевистско-ленинской партии Индии (БЛПИ), цейлонской секцией которой стала ЛССП.

В коридорах власти Уайтхолла понимали, что если колониальному правлению будет положен конец посредством борьбы, возглавляемой рабочим классом, то это может иметь опасные последствия не только для Цейлона, но и для всего субконтинента. Необходимо было произвести быстрые перемены до того, как это случится.

Поэтому лорд Соулбери (Soulbury) был направлен в Коломбо, чтобы составить проект конституции, и в 1948 году власть была формально передана в руки "независимого" Цейлона. Крайняя слабость буржуазии была хорошо продемонстрирована тем фактом, что она не имела даже организованной партии, чтобы взять бразды правления, и с этой целью в 1946 г. поспешно была слеплена Объединенная Национальная партия (ОНП).

Манифест БЛПИ, выпущенный ко Дню независимости, разъяснял новые политические договоренности.

"Четвертое февраля, - говорилось там, - объявляется [сингальским праздником] Магул Бера (Magul Bera). За торжеством последует фейерверк. В этот промежуток времени губернатор станет генерал-губернатором, герцог приедет и уедет, несколько сотен тысяч рупий наших денег будут растрачены по мелочам, а Цейлон получит "статус полной ответственности в рамках Британского Содружества Наций". Будет ли какой-либо повод для масс этой страны приветствовать все это?"

"Ответом БЛПИ на вышеуказанный вопрос является ясное и недвусмысленное " Нет!" Нет причин для масс приходить в восторг из-за "нового статуса", который дан нам комбинацией Сенанаяке-Монка-Мейсона Мура. Для народа нет причин "радоваться" независимости, которую они провозгласили. Приобретение ими нового статуса не только не является независимостью, но к тому же на самом деле есть новое украшение цепей цейлонского рабства для британского империализма. Это продолжение метода британского империализма по осуществлению своего правления".

Манифест, проект которого составил лидер БЛПИ Кольвин Р. де Сильва, указывал на действительные интересы новых правителей:

"Буржуазия Цейлона никогда не требовала независимости Цейлона. Она требовала только, чтобы ей поручили всю ответственность за существование Цейлона как части режима и собственности британского империализма. И сегодня она это получила!"

Образование Шри-ланкийской партии Свободы
С.В.Р.Д. Бандаранаике являлся видным членом правительства ОНП. Назначенный на пост председателя нового парламента, он считался многими вторым по значимости лицом нового режима. Однако он был осведомлен о враждебности, с которой к ОНП относились широкие массы населения, которые рассматривали эту организацию как не более чем придаток бывших британских колониалистов.

Бандаранаике стремился развивать политическую базу среди традиционных сингальских слоев, враждебных по отношению к англоговорящей элите, покровительствовать удовлетворению интересов мелкого бизнеса, а также ориентироваться на тех, кто ощущал, что независимость не оправдала их надежд.

Сознавая, что ЛССП является единственной партией, которая пользуется действительной массовой поддержкой, он понимал, что всякая партия, которая формируется для того, чтобы противостоять ее росту, должна стремиться получить поддержку сельских масс и даже части рабочего класса.

По мере того, как эйфория "независимости" улетучивалась, ОНП становилась все в большей степени скомпрометированной, в то время как ЛССП наращивала свое влияние. В июле 1951 г. Бандаранаике объявил в парламенте, что он выходит из ОНП, чтобы сформировать Шри-ланкийскую партию Свободы (ШЛПС). Цейлон, заявил он, получил только "номинальную независимость", и необходимо образовать новую партию с участием маха санга (буддистское духовенство), местных врачей, учителей, фермеров и рабочих. Испытывающие лишения массы, провозгласил он, должны быть способны принимать участие в политической жизни, и следует осуществить экономические и социальные улучшения для "простого человека".

Опасения Бандаранаике относительно недолговечности буржуазного правления, если оно продолжит опираться исключительно на ОНП, были впечатляюще подтверждены в "хартале" [ инд. прекращение работы и торговли в знак протеста] августа 1953 г. Однодневная забастовка в знак протеста против решения ОНП урезать норму отпуска риса после краха экономического бума, вызванного Корейской войной, принимала размеры восстания, принудив кабинет перебраться на британский военный корабль, стоявший в порту Коломбо.

Как объяснял Кольвин Р. де Сильва в памфлете, выпущенном в сентябре 1953 г., значение хартала заключалось в том, что это было "первое массовое восстание в истории Цейлона против цейлонского капиталистического правления", несущее "отпечаток рабоче-крестьянского союза, инструмента национального и социального освобождения Цейлона", указывающее путь массовому захвату власти и возникновению правительства рабочих и крестьян"...

"Августовское сражение 1953 г. не было прежде всего забастовочной борьбой, хотя забастовки являлись важной частью этого сражения. Августовское сражение 1953 г. втягивало и осуществлялось более широкой массой, чем рабочий класс. Оно втягивало преобладающие сельские массы, которые далее придали ему характер действительного восстания в самом густо населенном и политически продвинутом регионе острова, то есть на западном и юго-западном морском побережье и в части удаленных от побережья районов".

После хартала Бандаранаике и его вновь образованная партия стремились направить едва сдерживаемое возмущение масс в новое русло. Именно это было истоком движения "только сингальский". Прежде как ОНП, так и ШЛПС поддерживали идею равного статуса сингальского и тамильского языков, когда английский был заменен в качестве официального языка. Однако сразу после хартала ШЛПС приняла политику "только сингальский" и сделала ее центральным пунктом своей избирательной кампании 1956 г. Бандаранаике обещал выполнить ее "в течение 24 часов" после прихода к власти.

Выступая в парламенте в октябре 1955 г. член парламента от ЛССП Н.М. Перейра (Perera) сделал пророческое предупреждение относительно последствий политики "только сингальский". Альтернативой для северных и восточных провинций, если эта политика будет принята, было бы отделение и обращение к Индии или к другой державе за поддержкой. Можно, продолжал он, "послать армию с юга в северные и восточные провинции и заставить их силой оружия принять сингальский язык в качестве официального, а тамильский - в качестве регионального языка, и остаться в составе Цейлона. Есть ли хоть один человек, который бы в здравом уме серьезно обдумывал эту возможность посылки оккупационной армии? Если вы заставите этих людей в северных и восточных провинциях принять сингальский язык в качестве единственного государственного языка, а тамильский как региональный язык, то это приведет к большому возмущению, кровопролитию и гражданской войне".

Бандаранаике победил на выборах 1956 г. и 25 июня направил в парламент законопроект о государственных языках, делающий сингальский язык государственным. Впервые в истории страны произошли антитамильские погромы, в которых множество людей было убито, а тысячи перемещены.

Коммуналистская политика Бандаранаике сопровождалась рядом националистических экономических мероприятий, продвигаемых под флагом антиимпериализма, национального экономического развития, а временами даже социализма. Они включали национализацию некоторых существенных служб, таких как транспорт и порт Коломбо, а также введением пошлин на большинство импортных товаров. В другой попытке политически противостоять ЛССП Бандаранаике пришел к принятию так называемой политики неприсоединения, провозглашенной индийским лидером Неру и другими руководителями "третьего мира" после Бандунгской конференции (Индонезия) 1955 г.

Однако поддерживая пламя коммунализма у себя дома, Бандаранаике, подобно многим другим до и после него, должен был стать жертвой своей собственной политики. Он был убит буддистским монахом в сентябре 1959 г.

Сирима Бандаранаике принимает руководство

Потеря своего основателя ввергла ШЛПС в кризис. Оказавшись перед возможностью распада партии, ее руководители обратились к вдове Бандаранаике Сириме с предложением принять руководство - положение, которое она сохраняла более трех десятилетий. Суммируя ее роль уже после ее смерти, Анура Бандаранаике указывал на главную роль, которую она брала на себя. "Моя мама неохотно приняла решение участвовать в политике, - сказал он. - Однако раз она сделала это, то она включилась в нее еще более глубоко, чем это когда-либо делал отец".

Выбранная лидером ШЛПС в мае 1960 г., Сирима Бандаранаике стала премьер-министром после того, как ее партия пришла к власти в июле 1960 г., имея большинство в две трети. Хотя сочувствие к вдове часто подается в качестве причины полной победы ШЛПС, сама Бандаранаике признавала, что решающую роль сыграл договор о "ненападении" между ЛССП и Коммунистической партией.

Решение ЛССП заключить договор о "ненападении" был безошибочным признаком того, что партия, чьи руководители менее десятилетия назад осудили образование шри-ланкийского государства, сегодня подготавливают свое поступление к нему на службу. Перерождение ЛССП подталкивалось развитием оппортунистических теорий Эрнеста Манделя и Мишеля Пабло в руководстве Четвертого Интернационала, секцией которого была эта партия. Отвергая принципиальные положения марксизма о необходимости революционной партии для борьбы за независимость рабочего класса, Пабло и Мандель утверждали, что социализм может развиваться посредством движения влево сталинистских и мелкобуржуазных националистических сил. Эти идеи в скрытом виде воплотились в лозунге, выставленном ЛССП в шестидесятые годы: "Если Кастро может быть сдвинут влево, то почему Сирима не может"?

Приход ШЛПС к власти в результате июльских выборов показал, что Бандаранаике приняла программу сингальского шовинизма, которую начал проводить ее муж. В декабре 1960 г. она ввела правила по использованию сингальского языка как языка судов, за исключением случаев, где участниками были тамилы. Тамилоязычные претенденты на гражданскую службу должны были не приниматься, если они не обучались сингальскому языку. Движение сингальских поселенцев в тамилоговорящих областях усилилось, а когда тамильская Федеральная партия (ФП) организовала кампанию гражданского неповиновения в знак протеста против этих мер, правительство ШЛПС приняло чрезвычайные законы, чтобы распустить ее и посадить в тюрьму лидеров ФП.

В течение этого периода Бандаранаике использовала антиимпериалистическую риторику и проводила националистическую экономическую политику, включавшую контроль за ценами и валютное регулирование, а также национализацию страхования, импорт и распределение нефти.

Однако действительность не соответствовала риторике, и начало шестидесятых годов знаменовалось быстрым развитием борьбы рабочего класса, на которое правительство ШЛПС ответило применением силы государства. Армия была брошена на подавление забастовки транспортных рабочих 1962 г., а Бандаранаике напала на борьбу рабочих как на заговор, организованный Федеральной партией в союзе с подрывными элементами в качестве попытки свергнуть законно избранное правительство. Чрезвычайный режим стал типичной чертой политической жизни. С помощью своего заместителя Феликса Диаса Бандаранаике, который вошел в историю своим замечанием о необходимости "небольшого количества тоталитаризма", Бандаранаике узаконила использование военной силы для подавления забастовок, а также мобилизацию квалифицированных специалистов для чрезвычайных работ.

В январе 1962 г., подталкиваемые мерами, проводимыми правительством ШЛПС, представители государственной гражданской службы, вооруженных сил и полиции попытались организовать переворот с целью отставки правительства ШЛПС и уничтожения руководства ЛССП. Хотя переворот не удался, репрессии продолжались, и правительство пыталось конфисковать штаб-квартиру профсоюза правительственных служащих (GCSU), который сыграл ведущую роль в борьбе рабочих.

Великое предательство ЛССП

Усиливающиеся нападки правительства ШЛПС были встречены растущей боевитостью рабочего класса. 29 сентября 1963 г. около 800 делегатов, представлявших миллион рабочих, одобрило хартию 21 требования, впервые в истории острова объединивших рабочих городов и плантаций.

Столкнувшись с неудачей попытки остановить движение рабочего класса посредством репрессивных государственных мер, Бандаранаике совершила новый поворот. Ясно осознавая политическое значение решения ЛССП заключить пакт о "ненападении" в ходе избирательной кампании 1960 г. и ее растущего приспособления к сингальскому шовинизму ШЛПС, она решила, что способом отражения растущего движения в поддержку 21 требования - и пугающей буржуазию перспективы объединенной борьбы сингальских и тамильских рабочих - является приглашение лидерам ЛССП вступить в ее правительство.

Объясняя решение на собрании руководящих работников ШЛПС, проходившем 12 мая 1964 г., она заявила: "Левые, которые с нами, начали серию забастовок, поскольку они не имели места в правительстве. На севере... разгорались межобщинные разногласия. Некоторые люди имеют разнообразные идеи по этим предметам, некоторые чувствуют, что этих рабочих можно заставить работать силой оружия. Другие утверждают, что для разрешения этих проблем следует формировать национальное правительство. Я рассмотрела эти идеи отдельно и в контексте мировых событий. Поэтому, джентльмены, я решила начать переговоры с лидерами рабочего класса, в частности с г-ном Филиппом Гунавардене и доктором Н.М. [Перейрой]".

Вхождение ЛССП в правительство ШЛПС вошло в историю как Великое предательство. Впервые так называемая троцкистская партия вступила в правительственную коалицию с буржуазией. Это означало банкротство и разложение не только ЛССП, но и, прежде всего, оппортунистического руководства Объединенного Секретариата (ОС) Четвертого Интернационала. Возглавляемый Эрнестом Манделем, ОС скрыл все тревожные признаки того, что должно было произойти, называя ЛССП "самой большой в мире троцкистской партией".

Предательство ЛССП и крушение движения в поддержку 21 требования имели немедленные последствия. Положение рабочего класса быстро ухудшилось. Вступив в правительство, ЛССП отказалась от защиты сельской бедноты, а также тамильского меньшинства. Этот вакуум был заполнен другими силами. В сельских районах юга мелкобуржуазные радикалы, поддерживающие крестьянские теории маоизма, начали получать растущую поддержку. А среди тамильских общин сепаратистские силы, такие как Тигры Освобождения Тамил Илама, привлекали все большую аудиторию на сторону своей программы сепаратизма как единственного ответа национальному угнетению режима Коломбо.

С вхождением ЛССП в правительство Бандаранаике не теряла времени при осуществлении сингальской шовинистической программы. В октябре 1964 г. она подписала договор с индийским премьер-министром Шастри (ставший известным как пакт Сиримы-Шастри), по которому 525 тысяч из более 975 тысяч рабочих плантаций, происходивших из семей рабочих, завезенных на остров британскими плантаторами, принуждались к перемещению в Индию.

Обосновывая свое решение год спустя, она писала: "Население внутренних районов страны потеряло свои политические права в результате избрания индийских членов парламента в тех местах, где преобладали рабочие плантаций из Индии. Эти индийские рабочие плантаций являются группой людей, которые получали более высокие зарплаты и... большие привилегии. Индийские рабочие пользовались этими лучшими условиями с самого начала; теперь они укрепляют их посредством своих профсоюзов в намного большей степени, чем они того заслужили. Крестьянство внутренних районов страны в настоящее время подвергается этой иностранной эксплуатации".

Почти 16 лет назад ЛССП выступила против одного из первых актов правительства "независимой" Шри-Ланки - Актов о гражданстве 1948 и 1949 гг., которые ставили рабочих плантаций в положение не имеющих гражданства. Теперь она участвовала в правительстве, которое насильственно депортировало их.

Коалиционное правительство 1964 г. продержалось менее чем шесть месяцев. Бандаранаике утратила свой пост, когда оппозиционная группа членов парламента присоединилась к ОНП. Однако Бандаранаике не отказалась от услуг ЛССП. В январе 1966 г., будучи в оппозиции, она работала вместе с лидерами ЛССП и Коммунистической партии над организацией забастовки против соглашения между ОНП и Федеральной партии, которые стремились к достижению компромисса с тамильской буржуазией.

Второй период нахождения Бандаранаике у власти

В конце 1960-х годов наблюдался рост движения рабочего класса, и Шри-Ланка не была исключением. В 1970 г. коалиция ШЛПС, ЛССП и Компартии, возглавляемая Бандаранаике, вернулась к власти, получив огромное большинство голосов на гребне волны оппозиции против ОНП. В международном масштабе положение характеризовалось крахом международной валютной системы, созданной Бреттон-Вудской конференцией 1944 г. В 1967 г. фунт стерлингов обесценился по отношению к доллару, однако валютный кризис углублялся. 15 августа 1971 г. президент Ричард Никсон положил конец системе фиксированных обменных курсов, объявив об отмене золотого стандарта американского доллара. Быстро последовавшие вслед за тем всплеск инфляции и повышение нефтяных цен принесли на Шри-Ланку новую нестабильность.

В апреле 1971 г. растущее недовольство и гнев (вызванные безработицей, отсутствием возможностей получить образование и безземельем), которые постепенно накапливались в сельских районах, вылились в форму восстания, возглавленного партией Джаната Вимукти Перамуна (ДВП). Коалиционное правительство ответило на это всей силой государства.

Бандаранаике обратилась за международной поддержкой. Соединенные Штаты, Советский Союз, Китай, Индия и Пакистан объединились для обеспечения помощи в той или иной форме. В ходе подавления восстания более 17 тысяч человек, главным образом молодых, было убито, а 20 тысяч ранено. Два члена Революционной Коммунистической Лиги, предшественницы партии Социалистического Равенства, были убиты полицией.

Подавление ДВП знаменовало собой начало периода чрезвычайного правления, продлившегося до 1976 г., который был использован для подавления борьбы рабочего класса и бедноты.

Одной из чреватых самыми серьезными последствиями мер коалиционного правительства было принятие в 1972 г. новой конституции. Составленная лидером ЛССП Кольвином Р. де Сильвой, который когда-то так энергично осуждал кампанию в поддержку "только сингальского", конституция признавала буддизм государственной религией и делала сингальский язык единственным официальным государственным языком, аннулируя специальные правила, введенные в 1965 г. предшествующим правительством ОНП и Федеральной партии по использованию тамильского языка в суде. Федеральная партия ушла из Конституционного собрания и приняла резолюцию, выдвигавшую требование создать отдельное государство, и в союзе с другими тамильскими организациями образовала Тамильский объединенный освободительный фронт. Процессы, которые должны были привести к вспышке гражданской войны в 1983 г., и в самом деле были приведены в движение - в точности так, как когда-то предупреждали лидеры ЛССП.

Неспособное пойти навстречу основным потребностям масс, правительство искало поддержки среди самых реакционных элементов. Режим коалиции ввел нормы поступления в университеты, серьезно сократив число тамильских студентов. В северных и восточных провинциях увеличивающееся присутствие армии и полиции приводило к расширению репрессий против тамильского населения.

Влияние разраставшегося мирового экономического кризиса проявилось в множащихся атаках на уровень жизни рабочего класса и сельских масс. После "нефтяного шока" 1973-1974 гг. правительство ввело политику жесткой экономии, определив даже, при каких условиях люди могли и не могли есть. Стоимость жизни выросла до беспрецедентной высоты, а суровые ограничения импорта вели к дефициту и росту безработицы. Единственной реакцией правительства на все это было использование своих чрезвычайных полномочий, чтобы поставить борьбу рабочих вне закона.

В условиях все больших ограничений со стороны правительства по отношению ко всякой деятельности рабочих организаций лидер ЛССП Н.М. Перейра, опасаясь потерять все, что осталось от его былой поддержки, критиковал правительство в речи, произнесенной 12 августа 1975 г. по поводу годовщины хартала. Бандаранаике объявила, что она увольняет его с поста министра финансов, принуждая Перейру и других министров от ЛССП оставить правительство и выйти из коалиции. Коммунистическая партия, другой партнер по коалиции, оставалась в ней до 1977 г.

Усиливающиеся атаки правительства Бандаранаике вели к подъему борьбы рабочего класса, которая достигла кульминации во всеобщей забастовке 1976 г. Чрезвычайный режим, осуществляемый правительством, начал распадаться. Всеобщая забастовка, как когда-то писал Троцкий, ставит ребром вопрос о власти. Однако такая борьба за политическую власть являлась анафемой для руководителей рабочих организаций. Лишенное этой перспективы, движение всеобщей забастовки было подавлено правительством.

В ходе всеобщих выборов 1977 г. рабочий класс и сельские массы продемонстрировали свою враждебность по отношению к ШЛПС, снизив принадлежащее ей в 168-местном парламенте количество мест до 8. Хотя борьба рабочего класса фактически ликвидировала режим Бандаранаике, отсутствие независимой политической перспективы означало, что выгоду из этого извлекла ОНП, которая вознеслась к власти под руководством Дж.Р. Джайевардене (Jayewardene).

Наследие "бандаранаикизма"

Приход к власти правительства ОНП произошел в начале крутого поворота в мировой политике. Экономический кризис, который охватил мировой капитализм в 1970-х гг., означал конец послевоенного бума. В развитых капиталистических странах он означал конец программы кейнсианского национального регулирования и уступок социальному обеспечению, а в странах так называемого "третьего мира" - крах программ национального экономического развития, которые осуществлялись в течение предшествующей четверти столетия.

Почти сразу же после прихода на свой пост Джайевардене начал политику систематического открывания шри-ланкийской экономики для иностранных инвестиций, а также демонтажа большого государственного сектора. Новая политика требовала новых форм управления. В 1978 г., используя свое подавляющее большинство в парламенте, Джайевардене ввел новую конституцию, чтобы создать институт президентства, сконцентрировав таким путем власть в своих руках.

И как будто для того, чтобы подчеркнуть факт разрыва с прежней экономической программой национального экономического регулирования, Джайевардене выдвинул обвинение в коррупции против одного из своих главных оппонентов, Сиримы Бандаранаике, лишив ее всех гражданских прав почти на шесть лет, пока действовала новая программа.

Однако новый режим сохранил одну решающую черту "бандаранаикизма": расистские нападки на тамильское население были усилены. В событиях "черного июля" 1983 г. поддерживаемые ОНП головорезы совершили ряд нападений, в результате которых сотни человек были убиты, а сотни тысяч стали бездомными. Июльские погромы вызвали гражданскую войну, которая разъедает Шри-Ланку последние 17 лет, унеся с собой уже более 60 тысяч жизней.

Пока Сирима Бандаранаике оставалась лидером ШЛПС в течение 1980-х гг., ее политической влияние сильно уменьшилось из-за краха экономических программ, на которые она опиралась во время послевоенного бума. Сегодня в ШЛПС разразилась борьба за преемственность руководства, приняв форму семейного конфликта между дочерью Чандрикой и сыном Анурой. Этот вопрос был в конце концов урегулирован образованием Народного Альянса (НА) под руководством Чандрики и переходом Ануры в ряды ОНП.

Режим НА, при котором Бандаранаике действовала в качестве премьер-министра до тех пор, пока не была вынуждена оставить этот пост в августе прошлого года, пришел к власти на волне оппозиции по отношению к ОНП. Однако в течение шести лет своего правления он интенсифицировал войну на севере и юге страны и еще дальше продвинул политику свободного рынка и приватизации, начатую при правительстве ОНП.

Было что-то символическое в том, что Бандаранаике умерла через несколько часов после того, как 10 октября проголосовала на всеобщих выборах, отмеченных насилием и коррупцией, в ситуации, когда большая часть страны находится под военной оккупацией и при господстве в политическом ландшафте буддистских расистских и фашистских организаций. Это равнозначно своеобразному подведению итогов ее политического наследия.

Конечно, было бы совершенно неверно рассматривать эти условия как результат деятельности одного человека. Бандаранаике была представителем целого поколения буржуазных националистических политиков в бывших колониальных странах, которые преобладали на политической сцене в последней половине двадцатого века.

Ее особое значение лежит в том факте, что в случае Шри-Ланки политика, которую она проводила, сознательно развивалась в качестве противодействия социалистической и интернационалистической перспективе. Смерть Бандаранаике является физическим выражением того факта, что эпоха, в которую представители национальной буржуазии были способны представлять себя в качестве антиимпериалистов, защитников угнетенных масс и даже социалистов, ушла в прошлое. Однако она не может быть просто отброшена. Напротив, рабочий класс должен будет осмыслить и сознательно усвоить ее политические уроки, чтобы принять вызовы нового столетия.


Жизнь и наследие Сиримы Бандаранаике

Жизнь и наследие Сиримы Бандаранаике
Азербайджан
Армения
Афганистан
Бангладеш
Бахрейн
Бруней
Бутан
Вьетнам
Грузия
Израиль
Ирак
Иран
Иордания
Индия
Индонезия
Казахстан
Камбоджа
Катар
Кипр
Китай
Кувейт
Кыргызстан
Лаос
Ливан
Малайзия
Макао
Мальдивы
Монголия
Мьянма
Непал
ОАЭ
Оман
Пакистан
Россия
Саудовская Аравия
Сирия
Сингапур
Северная Корея
Тайвань
Таиланд
Таджикистан
Туркменистан
Турция
Узбекистан
Филиппины
Шри-Ланка
Южная Корея
Япония
Жизнь и наследие Сиримы Бандаранаике
 
Жизнь и наследие Сиримы Бандаранаике Rambler's Top100
О проекте |Карта |Карта отелей
(c) Void Limited Co, 2005
www.panasia.ru